11. СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТВОРЧЕСТВА М.А.ШОЛОХОВА.
АВТОРСКИЙ ИНВАРИАНТ "ТИХОГО ДОНА" РЕЗКО ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ АВТОРСКОГО ИНВАРИАНТА ДРУГИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ М.А.ШОЛОХОВА

Внимательный читатель наверное уже отметил, что из исследованного нами списка 28 писателей почему-то один выпал. Это - Михаил Александрович Шолохов, к исследованию произведений которого мы сейчас и переходим. Все наши выводы мы основываем на анализе его сочинений, изданных в 8 томах в Москве в 1962 году.

Сразу же отметим, что мы ни в коей мере не претендуем на какие-либо окончательные выводы и публикуем полученные нами результаты в надежде, что они возможно окажутся полезными для исследователей творчества Шолохова.

Всем известно, что М.А.Шолохов достиг весьма видного положения в отечественной и мировой литературе. Нобелевская премия 1965 года также говорит о его международном признании.

Тем не менее, в течение нескольких десятков лет как у нас в стране, так и за рубежом, среди некоторой части специалистов высказываются сомнения относительно того, является ли М.А.Шолохов автором романа Тихий Дон или он написан казацким писателем Федором Дмитриевичем Крюковым (1870-1920), служившим в Донской белой армии и умершим от тифа в 1920 году.

Сразу оговоримся, что мы ни в коей мере не собираемся включаться в этот спор на той или другой стороне, а хотим лишь сообщить о статистических результатах наших исследований в надежде, что они могут оказаться полезными для исследователей творчества М.А.Шолохова и Ф.Д.Крюкова.

Вкратце напомним фабулу спора.

Хорошо известно, что во время первой мировой войны и гражданской войны в России Ф.Крюков много писал о донском казачестве. После его смерти, как утверждает, например, автор, избравший себе псевдоним "Д" (его исследование "Стремя Тихого Дона" [р11] вышло в свет в 1974 году), крюковская рукопись Тихого Дона, а возможно и другие материалы, каким-то образом попала к Шолохову, который якобы сделал ряд исправлений, заглушил казацкий национализм в оригинале Крюкова более просоветскими взглядами и опубликовал роман под своим именем. См.[р21].

"Д" утверждал далее, что язык и стиль текстов Крюкова обнаруживает значительное сходство с языком и стилем Тихого Дона. По его мнению 95% текста I и II книг Тихого Дона и 68-70% текста III и IV книг Тихого Дона принадлежат якобы перу Крюкова, а Шолохов может быть лишь соавтором. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Крюков был именно казацким писателем и потому хорошо знал быт и историю казаков.

В Предисловии к книге "Д" А.Солженицын писал: "С самого появления своего в 1928 году "Тихий Дон" протянул цепь загадок, не объясненных и по сей день. Перед читающей публикой проступил случай небывалый в мировой литературе. 23-летний дебютант создал произведение на материале, далеко превосходящем свой жизненный опыт и свой уровень образования (4-классный). Юный продкомиссар, затем московский чернорабочий и делопроизводитель домоуправления на Красной Пресне опубликовал труд, который мог быть подготовлен только долгим общением со многими слоями дореволюционного донского общества, более всего поражал именно вжитостью в быт и психологию тех слоев".

Утверждения "Д" были подвергнуты резкой критике Ермолаевым [р15],[р16]. С другой стороны, выводы "Д" были поддержаны А.Солженициным и Р.Медведевым.

Кстати, как отмечают авторы книги [р18], в мае 1990 года Н.А.Струве - издатель книги "Стремя Тихого Дона", раскрыл псевдоним "Д". Автором оказалась известный литературовед И.Н.Медведева-Томашевская [р18],с.7.

В 1991 году вышла книга А.Г.Макарова и С.Э.Макаровой "Цветок-татарник. К истокам Тихого Дона" [р18]. Анализируя язык романа, его историческое и хронологическое содержание, сравнивая текст романа с другими письменными материалами, сохранившимися от других авторов, А.Г.Макаров и С.Э.Макарова приходят к выводу, что Шолохов обработал и издал под своим именем произведение другого писателя.

Следует отметить, что в плагиате Шолохов обвинялся еще в 1928 году, как только в свет вышли первые две книги Тихого Дона.

Вопрос об авторстве Крюкова поднимался и родственниками Крюкова, но их претензии были отвергнуты из-за отсутствия прямых доказательств.

Но всякого рода слухи, не подкрепленные фактами и специальными исследованиями, не являются убедительными доказательствами.

В связи с этими утверждениями и усилившимися дискуссиями по этому поводу, два шведских и два норвежских исследователя подвергли тексты Шолохова компьютерному исследованию [р10],[р13],[р14]. Подробности см. в книге [р10], изданной в 1984 г. и в русском переводе в 1989 г.

Анализируя различные частотные характеристики (длину предложений, длину слов и т.п.), они пришли к выводу, что все части романа "Тихий Дон" по своему стилю принадлежат Шолохову.

Однако мы уже показывали выше, что такие и аналогичные им параметры в некоторых случаях либо вообще не стабилизируются, либо недостаточно чувствительны для распознавания авторства. В этом легко убедиться, если сравнить длины предложений и слов вдоль всех произведений Шолохова, изданных в 1962 году в 8 томах.

Произведения Шолохова

Среднее количество слов в предложении

Среднее количество слогов в слове

Том I - Рассказы

9,17

2,18

Том II – Тихий Дон

8,73

2,27

Том III – Тихий Дон

9,85

2,32

Том IV – Тихий Дон

9,30

2,31

Том V – Тихий Дон

9,66

2,21

Том VI – Поднятая целина

8,77

2,19

Том VII – Поднятая целина

10,70

2,15

Том VIII – Рассказы и повести

10,30

2,28

Мы видим, что если среднее количество слов в предложении здесь колеблется, то среднее количество слогов в слове сохраняется более или менее постоянным. Поэтому, опираясь на поведение числа слогов в слове, при желании можно сделать вывод в пользу Шолохова. Но такой поспешный вывод был бы преждевременным, поскольку, как мы уже знаем, ни один из этих параметров АВТОРСКИМ ИНВАРИАНТОМ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ.

Надо сказать, что указанные исследователи (см.[р10]) не обнаружили ни нашего инварианта (процент служебных слов), ни какого-либо другого, эффективность которого основывалась бы на исследовании БОЛЬШОГО ЧИСЛА ДРУГИХ АВТОРОВ.

Естественно, что у нас возник интерес, не столько из-за удовлетворения своего любопытства, хотя и это мы не исключаем, сколько для проверки разработанного нами метода, предназначенного как раз для подобных целей.

Ознакомление с доступными нам работами на эту тему показало, что обычно исследовали сравнивали различные частотные характеристики произведений Шолохова с произведениями например Крюкова, не выходя за рамки произведений двух писателей. Из этого сравнения извлекались те или иные выводы (иногда в пользу Шолохова, иногда в пользу Крюкова или других претендентов).

Однако насколько нам известно предыдущие эксперты вообще не ставили вопрос: а являются ли применяемые ими частотные характеристики АВТОРСКИМИ ИНВАРИАНТАМИ. Но ведь без этого невозможно даже приступать к решению проблемы авторства! Предварительно нужно ОБНАРУЖИТЬ АВТОРСКИЙ ИНВАРИАНТ в результате обработки по крайней мере нескольких десятков различных писателей (как это сделали мы). Первым шагом должен быть обширный статистический эксперимент, охватывающий большой экспериментальный материал. И лишь потом, найдя стабилизирующийся и различающий инвариант (если это вообще удастся) можно пытаться применять его, например, к "проблеме Тихого Дона".

Другими словами, сначала нужно "выковать орудие исследования" (в результате серьезного вычислительного эксперимента для большого числа самых разных авторов), а лишь затем применять его на практике.

Мы пошли именно таким путем. Сначала мы обнаружили стабилизирующийся и различающий инвариант - процент служебных слов, и лишь затем применили его к исследованию текстов Шолохова.

Полученный результат оказался для нас неожиданным.

Количество служебных слов в его произведениях оказалось НАСТОЛЬКО НЕОДИНАКОВЫМ, что появляется необходимость представить Шолохова в виде ДВУХ авторов, которых мы условно назвали "Шолохов I" и "подозреваемый Шолохов II".

Точный результат приведен на рис.Доп-3.5 и в нижеследующей таблице.

Произведения ШОЛОХОВА

Количество служебных слов (%)

Ранние рассказы

22,46

Тихий Дон, книги I и II, части 1-5 и начало части 6 в книге III

19,55

Тихий Дон, продолжение книги III и вся книга IV, т.е. продолжение части 6 и части 7-8

22,69

Поднятая целина, книги I и II

23,07

Поздние рассказы и повести

24,37

Очерки, фельетоны, статьи, выступления

23,35

Более подробную таблицу см. в конце настоящей статьи.

Отсюда видно, что следует сформулировать три важных вывода.

1) К Шолохову I можно отнести:

а) его ранние рассказы,

б) последний кусок 6-й части, заключительные части 7 и 8 Тихого Дона, и

в) все последующие произведения, т.е. Поднятая целина, поздние рассказы и повести.

2) К ПОДОЗРЕВАЕМОМУ ШОЛОХОВУ II МОЖНО ОТНЕСТИ 1, 2, 3, 4, 5 ЧАСТИ И НАЧАЛО 6-Й ЧАСТИ ТИХОГО ДОНА.

3) 6-я часть Тихого Дона занимает ПРОМЕЖУТОЧНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ между произведениями Шолохова I и подозревавемого Шолохова II. Первые ее страницы (примерно 100 страниц) по количеству служебных слов явно относится к подозреваемому Шолохову II, а последующие страницы 6-й части - к Шолохову I.

Из таблицы и рис.Доп-3.9 совершенно очевидно, что стиль языка РАННИХ рассказов Шолохова (1924-1927 годы) практически неотличим (с точки зрения процента служебных слов) от стиля ПОСЛЕДНИХ частей 7-8 Тихого Дона и всех остальных произведений Шолохова, написанных ПОЗДНЕЕ.

Если в 1-5 частях и в начале 6 части Тихого Дона количество служебных слов составляет в среднем 19,55 %, то в остальных произведениях Шолохова, как ранних, так и более поздних, этот показатель равен 23,03 %.

Разница примерно в 3,48 % между значениями авторского инварианта для Шолохова I и подозреваемого Шолохова II, см. рис.Доп-3.9, НАСТОЛЬКО ВЕЛИКА, что пренебрегать ею никак нельзя. ВРЯД ЛИ МОЖНО ОТНЕСТИ ЭТИ ТЕКСТЫ К ОДНОМУ АВТОРУ.

НАШ ВЫВОД

СТАТИСТИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ, ПОЛУЧЕННЫЕ В РЕЗУЛЬТАТЕ АНАЛИЗА АВТОРСКОГО ИНВАРИАНТА, ПОДТВЕРЖДАЮТ ГИПОТЕЗУ, ЧТО ЧАСТИ 1 ,2, 3, 4, 5 И В ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ МЕРЕ ЧАСТЬ 6 РОМАНА "ТИХИЙ ДОН" НАПИСАНЫ НЕ М.А.ШОЛОХОВЫМ.

Конечно, нам могут возразить, что Шолохов резко сменил свой стиль, когда создавал 1-5 части Тихого Дона. Начал свою писательскую деятельность с одним значением авторского инварианта, затем "сменил стиль" на 1-5 частях Тихого Дона, а затем вновь вернулся к ПРЕЖНЕМУ характеру изложения.

Может быть.

Однако тогда следует признать, что Шолохов оказывается удивительно УНИКАЛЬНЫМ явлением во всей русской литературе. Настолько удивительным, что этот загадочный феномен заслуживает тогда особого изучения. Ведь тогда ему "удалось" то, чего не удавалось никому из исследованными нами русских писателей, - радикально изменить значение своего авторского инварианта!

В самом деле, случайным образом выбранные нами 27 других писателей с БОЛЬШИМИ произведениями (из разных веков и из разных литературных школ) на протяжении всей своей писательской жизни СТИЛЯ (Т.Е. СВОЕГО АВТОРСКОГО ИНВАРИАНТА) НЕ МЕНЯЛИ, по крайней мере с точки зрения параметра 3. Об этом убедительно свидетельствует наш вычислительный эксперимент.

А вот Шолохов на один-два года неожиданно (и очень существенно) изменил стиль, и более того, смог удерживать резко измененное значение АВТОРСКОГО ИНВАРИАНТА на протяжении нескольких огромных частей 1-5 Тихого Дона. А ведь мы уже говорили о том, что процент служебных слов является интегральным, массовым, а потому скорее всего "бессознательным" инвариантом, который практически не может контролироваться писателем (что и подвердилось для всех других 27 авторов).

Приведенный выше пример со сменой стиля у Чехова - не в счет, так как там шла речь о сравнении МЕЛКИХ чеховских рассказов с его КРУПНЫМИ произведениями. А говоря о Шолохове, мы все время остаемся в рамках его БОЛЬШИХ произведений.

Если общее количество служебных слов в произведениях Шолохова разложить отдельно на предлоги, союзы и частицы, то у Шолохова I ПРЕДЛОГОВ окажется не намного меньше, чем у подозреваемого Шолохова II. Зато СОЮЗОВ и ЧАСТИЦ у Шолохова I значительно больше, чем у подозреваемого Шолохова II. Судите сами.

 

Шолохов I

Подозреваемый Шолохов II

Предлоги

10,62

11,61

Союзы

7,36

4,80

Частицы

4,59

3,07

Это снова указывает на ГЛУБОКИЕ РАЗЛИЧИЯ между текстами Шолохова I и подозреваемого Шолохова II.

Нельзя не отметить хорошее согласование нашего результата с независимым выводом, сделанным критиком "Д" на основании совсем других соображений, а именно, - что книги I,II и начало книги III написаны НЕ Шолоховым. Правда, "Д" считал, что около 70% книг III и IV тоже написаны НЕ Шолоховым. У нас же получается, что IV книга и значительная часть книги III характеризуются все-таки шолоховским значением авторского инварианта.

<< назад                  вперед >>

содержание



 

 

_