Часть 1. Русь как метрополия монгольской империи

Глава 1. Новая концепция русской истории

«Многие писали историю России, но как она несовершенна! Сколько событий необъясненных, сколько упущенных, сколько искаженных! Большей частью один списывал у другого, никто не хотел рыться в источниках, потому что изыскание сопряжено с большой утратой времени и трудов. Переписчики старались только о том, чтобы блеснуть витиеватостью, смелостью лжи и даже дерзностью клеветы на своих праотцов

Зубрицкий. «История Червоной Руси» Цит. по [5e80], с. 6.

1. Русская и всемирная хронология

В 1995 году Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко опубликовали книгу «Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима». Том 1 – Русь. Том 2 – Англия, Рим. См. [5e5]. Мы рекомендуем читателю предварительно ознакомиться с ней. Однако стремясь сделать наше изложение по возможности независимым, мы вкратце объясним читателю суть дела.

Основное внимание в наших прежних публикациях [5e1]-[5e4] уделялось математическому исследованию летописей и хронологии «старых цивилизаций», к которым в первую очередь принято относить Рим, Грецию, Египет, Ближний Восток и т.д.

Однако особый интерес для нас, естественно, представляет история древней Руси, Российской империи и сопредельных государств. Как выясняется, история нашей страны является одним из основных устоев в фундаменте мировой цивилизации, поэтому следует особо тщательно и заботливо выверять узловые моменты нашей истории. Сегодня мы хорошо знаем – как часто искажались и искажаются исторические факты в угоду тем или иным сиюминутным веяниям. В наших книгах [5e1], [5e2], [5e3], [5e4], [5e5] мы привели много примеров того, как часто подобные искажения в конце концов застывали в виде «неопровержимых истин», переходивших затем из учебника в учебник. И сегодня приходится затрачивать много труда, чтобы сбить «позднейшую штукатурку» и обнажить подлинную древнюю картину событий.

Оказывается, что общепринятая сегодня «традиционная» хронология русской истории не свободна от серьезных противоречий. На них впервые указал Н.А. Морозов. Однако, как показал наш анализ, даже он не осознал полностью масштаба проблемы и серьезно ошибся при реконструкции русской истории.

Русскую историю многие скалигеровские историки относят сегодня к числу так называемых «молодых». Они имеют в виду сравнение со «старыми культурами»: Рим, Греция и т.д. Как мы уже видели в [5e1]-[5e5], история всех этих «старых» цивилизаций нуждается в существенном укорачивании: скорее всего, все эти культуры нужно датировать эпохой с X по XVII века н.э.

Известная нам сегодня история X-XIII веков является результатом наложения подлинных событий этой эпохи, – весьма тускло освещенной сохранившимися документами, – и отражений (дубликатов) событий более насыщенной эпохи XIII-XVII веков. Конечно, мы имеем здесь в виду не насыщенность событиями вообще, а теми, о которых до нашего времени дошли какие-то сведения.

См. Глобальную Хронологическую Карту в книге А.Т. Фоменко [5e1].

Хотя хронология событий XIV-XVI веков н.э. в основном правильна, однако история этой эпохи по-видимому подверглась существенному искажению, о чем мы уже говорили в [5e5] и продолжим в настоящей книге.

Из наших математических результатов вытекает, что в своем первозданном, неискаженном виде до нас дошел только хронологический отрезок истории человечества начинающийся лишь с XVI века н.э. (и ближе к нам). См. [5e1]-[5e5].

Начало русской письменной истории традиционно относят к IX-X векам н.э. Это означает, что наша история примерно 300 лет, а именно – с X по XIII века, – проводит в «опасной зоне». Из уже накопленного нами опыта следовало, что здесь скорее всего тоже будет обнаружен хронологический сдвиг и часть событий древней русской истории придется передвинуть вверх, перенести на несколько сотен лет – в эпоху с XIII по XVII века н.э. И такой сдвиг в русской истории был действительно нами обнаружен [5e5].

Мы вкратце напомним здесь нашу новую концепцию русской истории и хронологии, выдвинутую в качестве гипотезы в [5e5].

Традиционную (сегодня) версию русской истории мы иногда будем называть «романовской версией» поскольку, как объяснено в [5e5], она тесно связана с царствовавшим в России с 1613 по 1917 гг. домом Романовых и была создана по его заказу.

2. Наша концепция русской истории.

Мы сформулируем нашу концепцию, гипотезу сразу, без предварительной подготовки читателя, отсылая за подробностями к книге [5e5].

Обратим внимание на следующие странные и очень интересные факты. Впрочем, их странность базируется лишь на общепринятой хронологии и внушенной нам с детства версии древней русской истории. Оказывается, изменение хронологии снимает многие странности и «ставит все на свои места».

Один из основных моментов в истории древней Руси – это так называемое татаро-монгольское завоевание Ордой. Традиционно считается, что Орда пришла с Востока (Китай? Монголия?), захватила много стран, завоевала Русь, прокатилась на Запад и даже дошла до Египта.

Но если бы Русь была завоевана в XIII веке с какой бы то ни было стороны, – или с востока, как утверждают современные историки, или с запада, как считал Морозов, см. [5e5], [5e124], – то должны были бы остаться сведения о столкновениях между завоевателями и казаками, жившими как на западных границах Руси, так и в низовьях Дона и Волги. То есть как раз там, где должны были пройти завоеватели.

Конечно, в школьных курсах русской истории нас усиленно убеждают, что казачьи войска возникли будто бы лишь в XVII веке, якобы вследствие того, что холопы бежали от власти помещиков на Дон. Однако известно, – хотя в учебниках об этом обычно не упоминают, – что, например, Донское казачье государство существовало еще в XVI веке, имело свои законы и свою историю [5e5].

Более того, оказывается, начало истории казачества относится к XII-XIII векам. См., например, [5e8]. См. также работу Сухорукова «История войска Донского» в журнале ДОН, 1989 год.

Таким образом, «иноземная Орда», – откуда бы она ни шла, – двигаясь по естественному пути колонизации и завоевания, неминуемо должна была бы вступить в конфликт с казачьими областями.

Этого не отмечено. В чем дело?

Возникает естественная гипотеза: никакого иноземного завоевания Руси не было. Орда потому и не воевала с казаками, что казаки были составной частью Орды. Эта гипотеза была сформулирована не нами. Ее очень убедительно обосновывает, например, А.А. Гордеев в своей «Истории казаков» [5e8].

Но мы утверждаем нечто большее.

Одна из наших основных гипотез состоит в том, что казачьи войска не только составляли часть Орды – они являлись регулярными войсками русского государства. Таким образом, Орда – это было просто регулярное русское войско.

Согласно нашей гипотезе, современные термины войско и воин, – церковно-славянские по происхождению, – не были старо-русскими терминами. Они вошли в постоянное употребление на Руси лишь с XVII века. А старая русская терминология была такова: Орда, казак, хан.

Потом терминология изменилась. Кстати, еще в XIX веке в русских народных пословицах слова «царь» и «хан» были взаимозаменяемы. Это видно из многочисленных примеров, приведенных в словаре Даля. Например: «где хан (царь), тут и орда (или: и народ)» и т.п. – см. [5e21] на слово «орда».

На Дону до сих пор есть известный город Семикаракорум, а на Кубани – станица Ханская. Напомним, что Каракорум считается столицей Чингиз-Хана [5e178], с. 409. При этом, – что хорошо известно, – в тех местах, где археологи до сих пор упорно ищут Каракорум, никакого Каракорума почему-то нет [5e82], том 1, с. 227-228.

Отчаявшись, выдвинули гипотезу, что «монастырь Эрденитсу (Erdinidsu) основанный в 1585 году (то есть через несколько сотен лет после времени Чингиз-хана – Авт.) был воздвигнут на развалинах города Каракорума» [5e82], том 1, с. 228. Этот монастырь, существовавший еще в XIX веке, был окружен земляным валом длиной всего лишь около одной английской мили. Историки считают, что знаменитая столица Каракорум целиком помещалась на территории, впоследствии занятой этим монастырем [5e82], том 1, с. 228.

По нашей гипотезе Орда – не есть иностранное образование, захватившее Русь извне, а есть просто восточно-русское регулярное войско, входившее неотъемлемой составной частью в древнерусское государство.

Наша гипотеза такова. Подробное ее изложение и обоснование см. в [5e5].

  1. «Татаро-монгольское иго» было просто периодом военного управления в русском государстве. Никакие чужеземцы Русь не завоевывали.
  2. Верховным правителем являлся полководец-хан = царь, а в городах сидели гражданские наместники – князья, которые обязаны были собирать дань в пользу этого русского войска, на его содержание.
  3. Таким образом, древнерусское государство представляется единой империей, в которой было постоянное войско, состоящее из профессиональных военных (Орда) и гражданская часть, не имевшая своих регулярных войск. Поскольку такие войска уже входили в состав Орды.
  4. Эта русско-ордынская империя просуществовала с XIV века до начала XVII века. Ее история закончилась известной Великой Смутой на Руси начала XVII века. В результате гражданской войны русские ордынские цари, – последним из которых был Борис «Годунов», – были физически истреблены. А прежнее русское войско-Орда фактически потерпело поражение в борьбе с «западной партией». В результате к власти на Руси пришла принципиально новая про-западная династия Романовых. Она же захватила власть и в русской церкви (филарет).
  5. Новой династии потребовалась «новая история», идеологически оправдывающая ее власть. Эта новая власть с точки зрения прежней русско-ордынской истории была незаконной. Поэтому Романовым потребовалось в корне изменить освещение предшествующей русской истории. Надо отдать им должное – это было сделано грамотно. Не меняя большинства фактов по существу, они смогли до неузнаваемости исказить всю русскую историю. Так, предшествующая история Руси-Орды с ее сословием земледельцев и воинским сословием – Ордой, была объявлена ими эпохой «иноземного завоевания». При этом своя собственная русская Орда-войско превратилась, – под пером романовских историков, – в мифических пришельцев из далекой незнаемой страны.

Пресловутая «дань татарам», знакомая нам по романовскому изложению истории, была просто государственным налогом внутри Руси на содержание казацкого войска – Орды. Знаменитая «дань крови», – каждый десятый человек, забираемый в Орду, – это просто государственный воинский набор. Как бы призыв в армию, но только с детства – и на всю жизнь.

Далее, так называемые «татарские набеги», по нашему мнению, были просто карательными экспедициями в те русские области, которые по каким-то соображениям отказывались платить дань = государственную подать. Тогда регулярные войска наказывали гражданских бунтовщиков.

3. Взгляд другими глазами на татаро-монгольское нашествие

Задумаемся теперь о происхождении названия «Монголия». Мы считаем, – вслед за Морозовым [5e124], – что это – просто греческое слово Мегалион, что означает «Великий». До сих пор Восточная Русь называется Велико-Россией = Великороссией. Поэтому «Монгольская Империя» – это «Великая Империя». Как мы обнаружили, так в западных источниках называли средневековую Русь [5e5].

«Монголия» – внешнее название Руси-Орды. Так называли ее сначала иностранцы.

Посмотрим, что говорят о так называемых «татаро-монгольских нашествиях» западные средневековые источники.

«О составе войск Батыя оставлены записки венгерского короля и письмо к папе, в котором написано, что в составе монгольских войск были русские войска. "Когда, – писал король, – государство Венгрии от вторжения монгол, как от чумы, в большей части, было обращено в пустыню, и как овчарня была окружена различными племенами неверных, именно: русскими, бродниками с востока, болгарами и другими еретиками с юга"» [5e8], С. 31.

Еще до завоевания Руси «при отряде монгол уже находилась некоторая часть русов с их вождем Пласкиней» [5e8], с. 22.

«Главную массу вооруженных, обслуживающих и рабочих сил Золотой Орды составляли русские люди...» [5e8], с. 39.

«Для наблюдения и защиты границ в эту сторону Батыем по линии правого берега реки Днепра было образовано военное поселение из населения, выведенного из русских княжеств... В состав пограничного населения на линии Терека вошли народы русские... Установленная система управления Золотой Орды обслуживалась, преимущественно, русским народом. Монголы не имели своих историков... Несмотря на численное превосходство русских в вооруженных силах (! – Авт.) Золотой Орды, они представляли неполноценные вспомогательные войска» [5e8], с. 40-43.

Все это – странно.

Как мы видим, средневековые источники постоянно говорят о том, что в так называемых «татаро-монгольских войсках» – практически одни русские. Конечно, этот поразительный факт не укладывается в скалигеровско-миллеровскую историю Руси. Чтобы хоть как-то угодить этой «истории», Гордеев, например, пытается найти выход таким образом: «несмотря на численное превосходство русских, они составляли неполноценную часть войска» и т.п. О том, когда сложилась эта «теория о неполноценности» мы еще будем говорить.

Кстати, оказывается, «Русь была превращена в улус монгольской империи и стала называться Татаро-Монголией» [5e8], с. 35.

Так может быть, Русь попросту и была с самого начала Татаро-Монголией, то есть «Великой Империей» = Монголией, в состав населения которой, естественно входила, – и до сих пор входит, – мусульманская часть населения – татары.

Чем дальше мы читаем средневековые источники, тем больше интересного мы узнаем и понимаем, если только отказаться от внушенного нам в школе образа «монгольского» завоевания.

Вот, например, оказывается, что «В ставке хана с первых дней образования Орды (прямо-таки с самых первых дней! – Авт.) был построен православный храм. С образованием военных поселений в пределах Орды начали строиться повсюду храмы, призываться духовенство и налаживаться церковная иерархия. Митрополит Кирилл из Новгорода переехал жить в Киев, где им была восстановлена митрополия всея Руси» [5e8], с. 36.

Задумаемся на мгновение.

Ведь в действительности все это звучит странно, если оставаться на традиционной точке зрения. Судите сами. «Монгольский» завоеватель, – вероятно даже не знавший русского языка, а тем более русской веры, – начинает строить по всей им завоеванной империи враждебные ему православные храмы. А митрополит тут же переезжает в Киев, как только его взял Батый.

Наше простое объяснение таково: никакого иноземного завоевания тут на самом деле по-видимому нет. Попросту русская военная власть = Орда ведет обычное государственное строительство институтов Империи: строит храмы и т.п. Это – естественные события внутри развивающегося государства.

Столкновения «монголов» с венграми и поляками действительно отмечены и очень крупные. Они происходили приблизительно на современных западных границах Украины, то есть – на западных границах Российской Империи. Ничего нового тут нет. Мы давно знаем, что наша империя воевала и с венграми, и с поляками. Одна из таких крупнейших битв – это битва, в которой Батый нанес поражение войсках венгерского короля [5e8], с. 30. Как подметил Н.А. Морозов [5e124], ее описание весьма напоминает описание знаменитой «битвы на Калке». Как сегодня считается, – между «монголами» и «русскими».

Оказывается далее, что российская система сообщений, просуществовавшая до конца XIX века также была введена «монголами». В том числе – всем известные ямщики. И даже само название ямщик – «монгольского» происхождения.

«По всем линиям были через 25 верст установлены Ямы, на которых находилось до 400 лошадей... На всех реках были установлены паромные и лодочные переправы, обслуживание которых также производилось русским народом... Русские летописцы с началом господства монгол прекратили записи, почему сведения о внутреннем устройстве Золотой Орды оставлены иностранными путешественниками, совершавшими путешествия через земли Золотой Орды» [5e8], c. 42.

Вот таким образом иностранцы описывают Золотую Орду. Русские же ее почему-то не описывают, а рассказывают о самых обыденных событиях: какие построены церкви, кто на ком женился и т.п. «Не замечая», что в это время их, якобы, завоевывают иноземцы, создают на их землях огромную чужестранную империю, новые, необычные для них пути сообщения, переправы и т.д.

Отметим, что во времена «монгольского» завоевания иностранцы не описывали Русь, так как она «стала называться Татаро-Монголией» [5e8], c. 35.

Наша гипотеза: «Татаро-Монголия» – это иностранный, то есть внешний термин, обозначавший средневековую Русь до XVI века. С XVI века иностранцы стали называть Русь «Московией» и одновременно перестали упоминать «Монголию».

Абул Касим Магомет по прозвищу ибн-Хаукаль, – якобы, около 967 года н.э., – в «Книге путей и государств» пишет: «Русь состоит из трех племен, из которых одно ближе других к Булгару. Царь этого племени русов живет в Куябе (Киеве: это – стандартная расшифровка – Авт.)... Другое племя выше первого и называется Славия... Третье племя называется Артания (Орда? – Авт.) и царь его живет в Арте (в Орде? – Авт.)» [5e9].

Гордеев пишет: «Историки умалчивали о том, что в Московских хрониках имелись сведения о существовании казаков в составе войск Золотой Орды, об участии их в составе московских войск князей – предшественников царя Ивана Грозного» [5e8], с. 8.

Гордеев: «Название «казаки» установилось за частью войск, составлявших среди вооруженных сил Орды части легкой конницы» [5e8], с. 17.

«В половине XII века в восточной и центральной Азии жили самостоятельные племена, носившие название "казачьих орд"...» [5e8], с. 16.

Поговорим теперь о знаменитом хане Батые. См. детали в [5e5].

После «завоевания Руси» ханом Батыем, «освобождено было от уплаты дани духовенство, церковное имущество и состоявшее на учете церквей население. Первым князем в русских княжествах монголами был поставлен суздальский князь Ярослав Всеволодович» [5e8], с. 33.

Вскоре после этого, «князь Ярослав был вызван в ставку Батыя и отправлен им в Монголию, в Каракорум, где предстояли выборы верховного хана... Батый не поехал сам в Монголию, а отправил в качестве своего представителя князя Ярослава (не захотел, дескать, Батый сам выбирать верховного хана – Авт.). Пребывание русского князя в Монголии описано Плано Карпини» [5e8], с. 33.

Итак, Карпини сообщает нам, что вместо Батыя на выборы верховного хана прибывает почему-то русский князь Ярослав. Не возникла ли гипотеза позднейших историков о том, что Батый, якобы, «вместо себя» послал Ярослава, лишь с целью согласовать свидетельство Карпини с той естественной мыслью, что лично Батый должен был бы участвовать в выборах верховного хана?

Мы же видим здесь возможное документальное свидетельство того, что хан Батый – это попросту русский князь Ярослав. Это подтверждается и тем, что сын Ярослава Александр Невский был, как считают историки, «приемным» сыном Батыя [5e68], с. 534. И снова возникает тождество: Ярослав = Батый.

Вообще стоит отметить, что Батый – это попросту слегка искаженное слово «батя» = отец. У казаков до сих пор их предводителя зовут «батькой». Итак, Батый = казачий батя, батька, русский князь.

4. Основы традиционной версии русской истории

4.1. Анализ Морозова «Повести временных лет»

Н.А. Морозов в [5e124] проанализировал «Повесть временных лет», – см. Приложения 2, 3, 4 в конце нашей книги, – и показал, что:

  1. Существующие сегодня списки этой летописи датируются, – в последней их редакции, – XVIII веком. Таким образом, важнейший текст, лежащий в фундаменте русской истории, имеет позднее происхождение.
  2. «Повесть временных лет» уделяет внимание также и византийским событиям. Например, упоминает землетрясения, хотя заметных землетрясений на Руси не бывает, и т.п.
  3. Конец всех списков «Повести временных лет» практически совпадает с захватом Константинополя в 1204 году, однако это знаменитое событие в них странным образом не упоминается.

Морозов заподозрил здесь «разрез» в русской истории: 1204 год.

4.2. Почему все основоположники русской истории – иностранцы?

Известно, что существующая сегодня версия русской истории восходит к Татищеву, Шлецеру, Миллеру, Байеру, – деятелям второй половины XVIII века.

Однако, Татищева по-видимому надо исключить из числа основоположников русской истории. Дело в том, что «История» Татищева, написанная, будто бы, до Миллера, на самом деле исчезла и мы сегодня имеем, – под именем Татищева, – лишь татищевские «черновики», изданные Миллером. См. ниже и [5e77].

Правда, уже в нашем веке, после революции 1917 года, в частных архивах историки нашли некие рукописи, которые они предложили считать вариантами «настоящей» татищевской «Истории». Однако, сами признают, что все эти списки написаны разными почерками. Считается, что Татищев их «только правил» и, может быть, вписывал отдельные куски [5e77], том 1, с. 59-70.

Сообщим краткие сведения обо всех этих лицах, из чьих рук вышла принятая сегодня версия русской истории.

Татищев Василий Никитич (1686-1750)
русский историк, государственный деятель. В 1720-1722 годах и в 1734-1737 годах управлял казенными заводами на Урале, в 1741-1745 годах – астраханский губернатор [5e60], с. 1303. Но, как выясняется, что именно писал Татищев, да и вообще – писал ли он о русской истории, – дело темное. См. ниже с [5e77].
Шлецер Август Людвиг (1735-1800)
немецкий историк, филолог; на русской службе с 1761 по 1767 годы. С 1769 года – иностранный почетный член Петербургской Академии Наук (поскольку вернулся в Германию в 1768 году). См. [5e60], с. 1511. Он был первым, кто стал заниматься изучением подлинника нашей старейшей Радзивиловской летописи, то есть знаменитой «Повести временных лет» [5e123], том 2, с. 7. См. об этом ниже.
Миллер Герард Фридрих (1705-1783)
немецкий историк. В России – с 1725 года. «Собрал коллекцию копий (а куда делись оригиналы? – Авт.) документов по русской истории (так называемые портфели Миллера)» [5e60], с. 803.
Байер Готлиб Зигфрид (1694-1738)
немецкий историк, филолог, член Петербургской академии в 1725-1738, «основоположник антинаучной норманнской теории» [5e60], c. 100.

Таким образом, привычная нам сегодня концепция русской истории – очень позднего происхождения. А кроме того, оказывается, что современная версия русской истории была, как ни странно, выдвинута исключительно иностранцами.

У любого возникает закономерный вопрос: а где же были русские историки? Почему это русская история была написана иностранцами? В каких еще европейских странах отечественная история была написана исключительно иностранцами?

Предлагаемый обычно ответ всем хорошо известен.

Мол, русская наука была в то время в зачаточном состоянии и потому пришлось пригласить просвещенных немцев.

С некоторым успехом историки «загораживаются» Татищевым – первым, мол, был все-таки русский. Ведь о том, что труд Татищева на самом деле утрачен и загадочным образом, неизвестно по каким рукописям издан Миллером, – обычно не говорят. Хотя специалисты об этом знают. Считается, будто Миллер издал именно утраченный труд Татищева, якобы, по его черновикам [5e77], том 1, с. 54. «Миллер пишет... о бывшем в его распоряжении «худом» списке... Миллер признавался в том, что не смог исправить «всех описок» рукописи... Миллер в «предуведомлении» к первому тому указал и на свою правку татищевского текста... Все последующие упреки Миллеру повторяли по существу только то, что он сказал в этих предуведомлениях, так как ни тех рукописей (Татищева – Авт.), которыми пользовался Миллер, ни других каких-либо рукописей «истории» Татищева никто из критиков его издания в руках не держал, да первые (то есть которыми, якобы, пользовался Миллер – Авт.) исчезли и не обнаружены до сих пор...» [5e77], том 1, с. 56.

Далее в [5e77] приводится суждение «известного академика и автора знаменитой «Обороны летописи русской» Г.П. Буткова. Бутков писал, что «История» Татищева «издана не с подлинника, который потерян, а с весьма неисправного, худого списка... И что "при печатании сего списка исключены в нем суждения автора, признанные (Миллером – Авт.) вольными, и сделаны многие выпуски". Бутков делал из этого заключение, что теперь нельзя знать, на котором времени Татищев остановился, что точно принадлежит его перу и по чьей вине в его "Истории" между текстом и примечаниями нередко попадаются "несообразности и противоречия"» [5e77], том 1, с. 56.

То есть, проще говоря, примечания «Татищева» в издании Миллера противоречат тексту.

Более того, Миллеровское издание «Татищева» почему-то не содержит первой части его труда, описывающей историю Руси до Рюрика. «Написанный Татищевым текст первой части "Истории Российской" оказался не включенным в рукопись 1746 г., где он был заменен... лишь кратким изложением содержания этой части» [5e77], том 1, с. 59.

Нельзя не отметить, что «Татищев» совершенно не доверял «Повести временных лет», по крайней мере в ее первой части. В «Татищевских» рукописях, найденных в нашем веке (в частных архивах) прямо написано: «О князех руских старобытных Нестор монах не добре сведом бе» [5e77], том 1, с. 108. А верил он, оказывается, баснословным – по мнению современных историков – летописям и сказаниям.

Пытаясь «оправдать» Татищева, современный комментатор пишет: «Можно ли обвинять историка первой половины XVIII века в том, что он поверил Иоакимовской летописи, когда даже в наши дни находятся авторы, которые ищут в баснословных сказаниях ростовского Артынова подлинное отражение действительных событий чуть ли не Киевского времени» [5e77], том 1, с. 51.

И, наконец, – яркий штрих, усиливающий подозрения и показывающий, как быстро менялась обстановка вокруг русских исторических источниками в XVIII веке. Оказывается, что «Татищев пользовался как раз теми материалами, которые не сохранились до нашего времени» [5e77], том 1, с. 53.

В этом отношении Татищев удивительным образом отличается от Карамзина. Оказывается, «труд Карамзина почти целиком (за исключением Троицкой пергаментной летописи) основан на источниках, сохранившихся в наших архивах» [5e77], том 1, с. 53.

И как это удалось Татищеву подобрать для своей «Истории» именно те источники, которые через некоторое время «почему-то» погибнут?

Вот – возможное объяснение. Оказывается, Татищев пользовался источниками XIV-XVI веков, которые относились к истории Поволжья и Сибири и при этом «пользовался казанскими и астраханскими архивами, не дошедшими до нашего времени» [5e77], том 1, с. 53.

Мы считаем, что все эти архивы были просто уничтожены в XVIII веке, уже после Татищева. Как мы теперь понимаем, поволжские и сибирские источники XIV-XVI веков, вероятно, говорили об истинной истории Золотой Орды = Руси, и даже после первых романовских чисток архивов там, видимо, что-то сохранялось.

Противоречили скалигеровской и романовской истории.

Были уничтожены.

Целиком.

После нашего анализа русской истории, когда обнаружилось, что версия Шлецера – Миллера – Байера содержит грубейшие ошибки, мы вынуждены совсем по-другому взглянуть на их «деятельность».

Возможно, она во многом объясняется тем, что тогда было время известного «иностранного засилья» на Руси, организованного династией Романовых [5e5]. А тогда искажение подлинной русской истории в версии Шлецера – Миллера – Байера получает естественное объяснение как одна из важнейших идеологических задач самой Романовской династии. Немцы попросту добросовестно исполнили данный им заказ. Был бы заказ другим, написали бы по-другому.

Недаром В.О. Ключевский писал о Байере и Миллере следующее: «Ученые академики-иностранцы взялись за него (варяжский вопрос – Авт.) поневоле... незнакомые или мало знакомые с языком этой страны и с... источниками ее истории, они охотно ухватились за этот вопрос... Байер... не знал, что... Синопсис – не летописец» [5e6], с. 120.

Поясним, что Синопсис – это первая опубликованная Романовская версия русской истории. Ничего общего с летописью она не имеет. Составлена как учебник по русской истории. То, что Байер не отличал его от летописца, показывает – как «хорошо» он разбирался в русских исторических источниках.

4.3. Состояние русских архивов при первых Романовых.

Как отмечает Ключевский [5e6], с. 188-191:

  1. В XVII веке при царе Алексее Михайловиче в Москве по царскому запросу не могли найти источников по истории Руси ни в царской, ни в патриаршей библиотеках.
  2. В XVIII веке, когда Миллер получил заказ на написание русской истории, он также не смог найти источников по истории Руси в столицах и поэтому был вынужден, якобы, отправиться в путешествие по провинциям. В Сибирь! Следовательно, имеющиеся сегодня летописи, лежащие в основе нашей истории, «привезены» Миллером якобы из Сибири. В то же время хорошо известно, что эти летописи носят яркие следы стиля юго-западной Руси. Древнейшая наша летопись – Радзивиловская, – «всплыла на поверхность» почему-то в Кенигсберге уже во времена Петра I.

5. Подлоги в Радзивиловской летописи – основном списке «Повести временных лет»

5.1. Место Радзивиловской летописи среди других русских летописей

«Радзивиловская летопись, один из важнейших памятников летописания домонгольской эпохи... Радзивиловская летопись – древнейшая, дошелшая до нас, – текст ее завершается первыми годами XIII века» [5e89], с. 3.

Радзивиловская летопись представляет из себя основной и древнейший (и первый по времени обнаружения) список знаменитой «Повести временных лет». Этим определяется то место, которое она занимает среди первоисточников по русской истории. Все остальные списки «Повести временных лет» являются фактически копиями с Радзивиловской.

«Радзивиловская летопись не имела полноценного научного издания» вплоть до 1989 года [5e89], с. 3. До этого было лишь два издание, из из них только одно – по подлиннику. А именно, «издание 1767 года, подготовленное по копии (то есть не по самой Радзивиловской рукописи – Авт.)... содержало множество пропусков, произвольных дополнений, поновлений текста и т. д... В 1902 году основной список рукописи... был издан... фотомеханическим путем (но без транскрипции текста)» [5e89], с. 3.

И лишь в 1989 году, наконец, вышел 38-й том Полного Собрания Русских Летописей, в котором она была издана. Нельзя не обратить внимание на следующее странное обстоятельство. Издание «Полного Собрания Русских Летописей» началось еще в 1841 году [5e60], с. 1028.

За период с 1841 года по 1921 год было издано 24 тома. Затем был 27-летний перерыв до 1949 года, после чего издание возобновилось. К настоящему времени еще не успел выйти 40-й том. И лишь в 38-м томе была опубликована Радзивиловская летопись.

Что же было напечатано до этого?

Лаврентьевская, Ипатьевская, Воскресенская, Новгородская, Холмогорская, Белорусско-Литовские, Устюжские и Вологодские, Сибирские летописи, Двинской летописец, и несколько других, более мелких текстов.

Надо отметить, что объем изданных до настоящего момента летописей невелик. Каждый из вышедших томов содержит примерно лишь по 200 страниц.

Странно, что несмотря на то, что издание продолжается уже более ста пятидесяти лет, многие важнейшие русские летописи до сих пор не изданы. Например, не изданной остается Новгородская Карамзинская Летопись, о чем сказано в [5e25], с. 540. И многие другие. В том числе и знаменитый Лицевой Летописный Свод XVI века. Его датировка – вопрос отдельный, по нашему мнению это XVII век [5e5].

Откуда такая загадочность, неторопливость с публикацией важнейших документов русской истории?

Мы подозреваем, что именно лицевой свод является древнейшим по дате своего изготовления, а не Радзивиловская летопись. Его объем – 9 тысяч листов, охватывает период от сотворения мира до 1567 года [5e60], с. 718. В нем, в частности, содержится 16 тысяч прекрасных миниатюр, некоторые из которых часто воспроизводятся. Ссылок на него много, однако полного издания до сих пор нет.

В чем дело? Судя по той скорости, с какой редколлегия издает Полное Собрание Русских Летописей, может быть к 3000-му году мы и дождемся, наконец, публикации Лицевого Свода.

5.2. История Радзивиловской летописи

Но в исторической науке именно Радзивиловская летопись считается древнейшей [5e89], с. 3.

И действительно, из доступных опубликованных летописей это, по-видимому, самый древний список. Как мы увидим, она действительно старейшая из них – датируется самым началом XVIII века.

Вот ее история.

Судя по историческому обзору сведений об этой летописи, приведенному в [5e123], том 2, с. 5-6, она, – то есть тот список, который имеется сегодня, – заведомо существовал в 1711 году, когда «Петр снова проездом побывал в королевской библиотеке города Кенигсберга и повелел изготовить копию с Радзивиловской летописи для своей личной библиотеки. Копия была прислана Петру в 1711 году» [5e123], том 2, с. 6.

Правда, историки утверждают, что судьба летописи известна с середины XVII века. Однако все упоминания о ней якобы ранее 1711 года, как видно из [5e123], основаны лишь на косвенных соображениях. И возможно отражают лишь желание исследователей как можно дальше вглубь проследить судьбу знаменитой рукописи. Но даже они признаются, что не могут это сделать ранее середины XVII века [5e123], том 2, с. 5.

Затем, в 1758 году, во время Семилетней войны с Пруссией (1756-1763 годы) Кенигсберг оказался в руках русских и Радзивиловская летопись попала в Россию и передана в библиотеку Академии Наук, где и хранится в настоящее время [5e123], том 2, с. 3.

«После поступления подлинника в 1761 году в Библиотеку АН... подлинником стал заниматься только что приехавший из Германии профессор истории А.-Л. Шлецер» [5e123], том 2, с. 6-7. Он подготовил ее издание, которое и вышло в его немецком переводе и с его разъяснениями в Геттингене в 1802-1809 годах [5e123], том 2, с. 7.

Якобы, готовилось и русское издание летописи, но с ним почему-то все не получалось. Оно «осталось неоконченным и погибло во время пожара 1812 года» [5e123], том 2, с. 7.

Затем, по каким-то причинам, – интересно было бы выяснить по каким именно, поскольку в [5e123] об этом точно ничего не сказано, – «подлинник Радзивиловской летописи оказался в личном пользовании тайного советника Н.М. Муравьева... В 1814 году уже после смерти Муравьева рукопись находилась у известного археографа директора Императорской Публичной библиотеки А.Н. Оленина, который, невзирая на все требования, отказывался вернуть ее Академии Наук» [5e123], том 2, с. 7.

Любопытна причина отказа Оленина вернуть рукопись. Вообще, эта история довольно темная. Рукопись уже была подготовлена к печати «старанием хранителя Публичной Библиотеки А.И. Ермолаева» [5e123], том 2, с. 7. И вместо того, чтобы просто издать ее, Оленин потребовал от Академии Наук 3 тысячи рублей, якобы, для ее издания с цветными иллюстрациями. Деньги ему были выданы. Тем не менее он по-прежнему не возвращал рукопись.

В результате это издание так и не состоялось.

Каким образом рукопись все-таки вновь вернулась в библиотеку Академии Наук, в [5e123] почему-то не рассказано. А ведь это важный момент. Речь идет как-никак о подлиннике древнейшей русской рукописи, еще ни разу (до этого) не изданном.

Вопрос: а что делали с этой рукописью, пока она находилась в частных руках? На этот вопрос мы дадим предположительный ответ ниже.

5.3. Датировка Радзивиловской или Кенигсбергской рукописи

Историки датируют основной список «Повести временных лет», – Радзивиловскую летопись, – последним десятилетием XV века, а листы от переплета, то есть, листы, являющиеся частью переплета, а не частью самой рукописи, – восемнадцатым веком [5e89], с. 3. Листы датированы по филиграням.

Однако наш анализ рукописи показывает, что этот список в действительности относится не к XV, а к концу XVIII века.

Начнем с того, что нумерация листов рукописи идет сначала латинскими буквами. Три листа, считая от переплета пронумерованы буквами «a», «b» «c». А потом, – то есть остальной текст, – арабскими цифрами. Эта нумерация проставлена в правом верхнем углу каждого листах [5e89], с. 3.

Таким образом, рукопись пронумерована вполне естественным для XVIII века способом. Но такая арабская нумерация выглядела бы крайне странно для летописи, составленной на Руси в XV веке. Ведь до середины XVII века в русских рукописях и книгах употребляли, как известно, исключительно церковно-славянскую нумерацию.

Историки предлагают считать, что первоначальная, – самая древняя, якобы, XV века, – нумерация была проставлена церковно-славянскими буквами-цифрами. И якобы, только через пару сотен лет на рукописи проставили другую нумерацию – арабскими цифрами. Однако такое предположение вызывает сразу недоуменные вопросы.

Оказывается, еще А.А. Шахматов установил, что «нумерация церковно-славянскими цифрами была сделана после утраты из летописи двух листов... Кроме того нумерация производилась, после того, как листы в конце рукописи были перепутаны. В соответствии с текстом после листа 236 должны следовать листы 239-243, 237, 238, 244 и следующие» [5e89], с. 3.

Причем, как читатель может убедиться лично по фотокопии рукописи [5e123], этой путаницы листов (после листа 236) не замечают обе нумерации – ни церковно-славянская, ни арабская.

Таким образом, церковно-славянская и арабская нумерации обе были проставлена уже после того, как рукопись была окончательно переплетена.

Но тогда – вопрос. А когда же был изготовлен сам переплет?

И тут мы мы с удивлением вспоминаем, что листы от переплета самим историками датируются по филиграням восемнадцатым веком. См. выше.

Отсюда следует, что имеющиеся сегодня в рукописи и церковно-славянская нумерация, и арабская были в действительности проставлены не ранее XVIII веа.

Но ведь достоверные известия об этой рукописи начинаются именно с XVIII века, когда ее показали Петру и он приказал изготовить копию в 1711 году. См. выше.

Тот факт, что церковно-славянская нумерация, как и арабская, появились лишь после переплета книги в XVIII веке, заставляет заподозрить даже, что настоящая нумерация – была арабской. А имеющаяся церковно-славянская была проставлена лишь с целью «доказать древность» рукописи.

5.4. Подлог

5.4.1. Описание рукописи

Итак, имеющийся сегодня Радзивиловский список был изготовлен в начале XVIII века. Но это еще не все. Дальше начинается самое интересное.

Обратимся к описанию рукописи.

Мы читаем: «Рукопись состоит из 32 тетрадей, из которых 28 по 8 листов, две по 6 (листы 1-6 и 242-247), одна 10 листов (листы 232-241) и одна 4 листа (листы 248-251)» [5e89],c.4.

Это, на первый взгляд, точное, академическое описание рукописи вроде бы призвано дать полное представление о разбиении рукописи на тетради. По нему должно быть ясно – какие листы рукописи являются парными, то есть составляют один разворот тетради, то есть единый кусок бумаги. Несколько вложенных друг в друга разворотов составляют тетрадь. А стопка тетрадей составляет книгу. Как правило, во всех тетрадях – одинаковое количество разворотов. В данном случае стандартным числом является 4 разворота, то есть 8 листов. Изучив структуру тетрадей Радзивиловской летописи, А.А. Шахматов пишет: «Ясно, что в тетради было по восемь листов» [5e130],с.4.

Но как мы уже видели, в результате ошибки при сшивании рукописи, некоторые развороты попали из одной тетради в другую. В результате, в конце рукописи есть тетради и по 4, и по 6, и по 10 листов.

А вот первая тетрадь рукописи стоит особняком. Хотя она состоит не из 8, а только из 6 листов – то есть является вроде бы уменьшенной, – но рядом с ней нет увеличенных тетрадей. После этой первой 6-листовой тетради, на протяжении почти всей книги идут стандартные 8-листовые тетради.

5.4.2. Таинственный «лишний» лист в Повести временных лет

Обратим внимание на странное обстоятельство. Согласно академическому описанию, рукопись состоит из тетрадей, в каждой из которых четное число листов: 4, 6 или 10. См. выше.

Следовательно, общее число листов в Радзивиловской рукописи должно быть четным.

Но номер первого листа – 1, а номер последнего листа – 251. В арабской нумерации, не имеющей пробелов и сбоев. Таким образом, в книге нечетное число листов. То, что это действительно так, лекго убедиться и по фотокопии рукописи [5e123].

Что это значит?

Это означает, что в одной из тетрадей содержится – вложен, или подклеен, – один непарный лист. Может быть, попавший туда позже. А может быть и наоборот – один из листов был утрачен, а его парный сохранился. Но в последнем случае на месте утраченного листа должен обнаружиться смысловой разрыв в тексте. Такого разрыва может не быть лишь в том случае, когда утрачен первый или последний лист книги. Например, лист с оглавлением или предисловием.

Итак, мы видим, что в Радзивиловской рукописи имеются какие-то дополнения или утраты. Но почему об этом прямо не сказано в ее академическом описании? В чем дело?

Академическое описание тетрадей Радзивиловской рукописи хранит странное молчание о том, в каком именно месте рукописи появляется этот непарный лист. И вообще – один ли он или их больше? Строго говоря, таких листов может быть произвольное нечетное количество – неясно какое.

Отметим, что из-за этой недоговоренности, ученое описание тетрадей Радзивиловской рукописи теряет практический смысл. Ведь, как нетрудно понять, от положения непарного листа существенно зависит – каким образом распределены другие листы по парам-разворотам. Становится неясно, на какие номера листов приходятся границы между тетрадями в рукописи и т.д. Если описание тетрадей рукописи не может дать ответа на такие вопросы, то зачем это описание вообще нужно?

Попробуем разобраться – где же в рукописи находится это таинственное место с непарным листом. И что же там написано? Уже сама странная недосказанность академического описания подогревает наш интерес к этому вопросу.

Простой расчет показывает, что непарный лист находится где-то в первой или второй тетради.

В самом деле.

Нам говорят, что первая тетрадь состоит из 6 листов, затем идут 28 тетрадей по 8 листов, затем – 30-я тетрадь в 10 листов и так далее. При этом отмечено, что номер 1-го листа 10-листовой тетради – 232. Следовательно, в первых 29 тетрадях находится 231 лист. Это нечетное количество. Следовательно, непарный лист расположен где-то в первых 29 тетрадях.

Тетради с 3-й по 28-ю подозрений не вызывают. Они все 8-листовые, то есть полные, и в хорошем состоянии. Судя по фотографиям в [5e123], все развороты в них целые, то есть не распавшиеся на два отдельных листа.

Что же касается первой и второй тетрадей, то здесь картина совсем другая.

Почти все развороты первых двух тетрадей – распавшиеся на два листа, то есть разорваны пополам. Поэтому именно эта часть рукописи вызывает особые подозрения.

Можно ли утверждать, что именно здесь находится непарный лист? Оказывается – можно.

Помогает то, что в рукописи, к счастью, сохранились остатки старой нумерации тетрадей, а не только листов. Поясним: в старых книгах часто нумеровали не только листы, но и тетради. На первом листе каждой новой тетради ставили ее номер.

А.А. Шахматов пишет: «Сохранился старинный счет тетрадей, но большая часть отметок, сделанных церковно-славянскими цифрами на нижних полях, срезана при переплете рукописи. Первая сохранившаяся пометка 5 (церковно-славянское «е»- Авт.) приходится на 32 лист (а по церковно-славянской нумерации – 33-й – Авт.), вторая 9 (церковно-славянская «фита» – Авт.) – на 64-ой (65-й по церковно-славянской нумерации – Авт.) и так далее. Ясно, что в тетради было по 8 листов» [5e130],с.4.

Итак, 33-й лист по церковно-славянской нумерации – это начало 5-й тетради. Лист 65 по церковно-славянской нумерации – это 1-й лист 9-й тетради. И так далее. Отсюда следует, что во всех тетрадях, включая первую, было когда-то по 8 листов и таким образом последний лист каждой тетради имел церковно-славянский номер, кратный восьми.

Обратимся к рукописи.

Листа с церковно-славянским номером 8 в рукописи просто нет. Лист с церковно-славянским номером 16 есть. Однако, он является по счету пятнадцатым листом в рукописи. Но он должен являться последним листом 2-й тетради, то есть шестнадцатым. Следовательно, в первых двух тетрадях недостает одного листа.

Если верить академическому описанию, то в первой тетради содержится ровно 6 листов, и получается, что в ней не хватает двух листов. Но, как мы видели, в совокупности первой и второй тетрадей не хватает одного листа. Означает ли это, что два листа были утрачены и один вставлен? Может быть. В любом случае, мы нашли место рукописи, в котором есть явные следы каких-то переделок. Это – первая или вторая тетрадь.

Посмотрим на рукопись.

На рис.5e1 мы показываем состояние арабской и церковно-славянской нумераций в первых двух тетрадях рукописи. В первой строке показана арабская нумерация, во второй строке – церковно-славянская, в третьей строке – следы потертости или исправлений церковной-славянской нумерации. Если арабского или церковно-славянского номера на данном листе нет, то в соответствующей клетке мы пишем «нет».

Самое поразительное обстоятельство, которое вскрывается при внимательном изучении церковно-славянских цифр первых двух тетрадей, состоит в том, что номера трех листов: 10-го, 11-го и 12-го по церковно-славянской нумерации, очевидно кем-то исправлены. А именно, номера увеличены на единицу. Прежние их церковно-славянские номера были 9, 10 и 11.

Особенно ярко это видно по листу с церковно-славянским номером 12. Чтобы изобразить по-церковно-славянски «двенадцать», нужно написать «вi». Но на соответствующем листе рукописи сначала было написано «аi», то есть «одиннадцать». Кто-то приписал две черточки к церковно-славянскому «а», после чего оно стало похоже на «в». Это исправление – настолько грубое, что его трудно не заметить. См. [5e123] и рис.5e1.

Церковно-славянский номер «десять», то есть «i», очевидно был «изготовлен» из бывшего здесь церковно-славянского номера «девять» = «фита». У «фиты» просто подтерли правый бок. Но явные следы пересекающей ее горизонтальной черты остались.

С переправкой церковно-славянского номера «десять» на «одиннадцать» никаких трудностей не было. Для этого достаточно было дописать букву-цифру «а». Поэтому на листе «одиннадцать» церковно-славянский номер выглядит аккуратно.

Мы видим, что церковно-славянские номера на трех листах были кем-то сдвинуты вперед на единицу. Освобождая, тем самым, место для церковно-славянского номера «девять». На это место был вставлен лист. К нему мы вернемся чуть позже.

При таком сдвиге номеров должно было получиться два листа с церковно-славянским номером 12 – «родным» и переправленным из 11. Но в рукописи остался только лист с переправленным номером. «Лишний» лист с «родным» церковно-славянским номером «двенадцать» был, по-видимому, просто вырван. На его месте возник смысловой разрыв в тексте.

В самом деле, лист с церковно-славянским номером «тринадцать» начинается с киноварной = красной буквы нового предложения. А на предыдущем листе, – после переправки трех церковно-славянских номеров, – «двенадцатом», а на самом деле «одиннадцатом», предложение не закончено, оборвано.

Конечно, человек, вырвавший лист, старался, чтобы смысловой разрыв получился как можно слабее. Но добиться того, чтобы этот разрыв был совсем незаметен, он не смог. Поэтому современные комментаторы справедливо указывают на это странное место и вынуждены писать, что в начале тринадцатого листа киноварная буква вписана по ошибке. «В рукописи... ошибочно вписан инициал». См. [5e89],с.18, комментарий к началу листа с арабским номером 12, то есть листа с церковно-славянским номером 13.

Задержимся на этом месте. Для начала поясним для читателя, который сейчас захочет сам посмотреть на фотокопию [5e123], что в Радзивиловской рукописи «точка» означает современную запятую. А современная точка, то есть – конец предложения, изображается, – в подавляющем большинстве случаев, – тремя точками в виде треугольничка.

Кроме того, начало каждого нового предложения отмечается красной = киноварной буквой.

Посмотрим на страницу с арабским номером 11, где церковно-славянский номер был кем-то переправлен на 12.

Текст в конце этой страницы, после которой идет обсуждаемый сейчас разрыв смысла, обрывается словами: «Леон царствова, сын Васильев, иже Лев прозвася, и брат его Александр, иже царствоваста...» [5e89],с.18 и [5e123], лист с арабским номером 11, оборот. Далее стоит запятая.

Следующий после разрыва арабский лист 12 (= церковно-славянский 13) начинается с перечисления дат: «В лето такое-то, в лето такое-то...».

Видимо, фальсификатору это место показалось удобным для стыковки. Он решил что слово «царстоваста...» может быть состыковано с началом церковно-славянского 13-го листа, где стоит «В лето такое-то». Получилось «царствоваста лет столько-то» – то есть осмысленное предложение.

Но для этого пришлось заявить, что первое киноварное «В» вписано по ошибке. И, вероятно, подтереть какие-то места в тексте. Только такой ценой получалось осмысленное предложение: «царствоваста лет столько-то».

Таким образом, хоть и с грехом пополам, но разорванный смысл удалось связать.

Тем более, что фальсификатору не очень важно было – какой именно лист вырывать. Единственное требование к вырываемому листу было минимальное нарушение смыслового потока текста. Поэтому он и вырвал именно этот лист.

Главной же целью подлога было освобождение места для листа с церковно-славянским номером 9. Церковно-славянский номер на прежнем листе 9 был переправлен на церковно-славянское 10. Так освободили место. См. выше.

Итак, мы по-видимому, нашли место в рукописи, куда был кем-то добавлен лист. Это – лист с церковно-славянским номером 9 и арабским номером 8.

Отметим, что даже при беглом перелистывании рукописи, этот лист сразу бросается в глаза. Его углы наиболее изодраны. Он совершенно явно является отдельным листом, то есть – не частью целого разворота. См. рис.5e2.

А теперь прочтем его. Что же на нем написано? Зачем кто-то вклеил его? И стоило ли так долго о нем говорить?

5.4.3. Кто вклеил лист с «норманской» теорией в Повесть временных лет?

А изложено на нем ни много ни мало, как знаменитое призвание варягов на Русь. То есть – основа знаменитой норманской теории. По сути дела именно вокруг этого листа и ломали копья западники и славянофилы на протяжении всего XIX века. Если же убрать этот лист из рукописи, то норманская теория полностью рассыпается. Рюрик становится просто первым русским князем. Причем, – ростовским.

Только здесь, – на этом вставленном листе – упоминается Ладога, то есть Ладожское озеро, услужливо указывающее на местоположение первой столицы Рюрика, якобы где-то в Псковской области, на современных Новгородских болотах.

А убрав этот лист, мы увидим чисто волжскую географию Рюрика и его братьев: Белоозеро, Ростов, Новгород – он же Ярославль. Никаких следов Псковской области.

Вывод.

Вклеив лист с церковно-славянским номером 9, то есть с арабским номером 8, фальсификатор обосновал сразу два фундаментальных подлога.

Подлог первый: якобы призвание князей с северо-запада. Потом его превратили в якобы современную Скандинавию. Это было сделано явно в угоду Романовской династии, которая и была северо-западного, псковского, литовского происхождения.

Подлог второй: великий Новгород, якобы, был расположен в Псковской области, у Ладоги. Так наконец была «обоснована» уже свершившаяся ранее политическая акция по фальшивому переносу исторического Великого Новгорода в Псковскую область. Так подвели «летописный фундамент» под отнятие имени Новгород у Ярославля.

И теперь мы начинаем понимать, почему академическое описание Радзивиловской рукописи хранит странное молчание – в какой именно тетради находится непарный лист. Потому что это, скорее всего, именно тетрадь с «норманским» вклеенным листом. Или какой-то непарный лист рядом с «норманским». В любом случае, следы подтасовок и переделок рядом с «норманским» листом бросают тень подозрения и на него.

Предшественники авторов «академического описания» вероятно всеми силами старались скрыть этот криминальный поразительный факт. Вы только представьте себе на мгновение, что славянофилы XIX века узнали бы, что пресловутая норманская теория, против которой они так упорно воевали, вся содержится на вклеенном в рукопись листе. Какой шум сразу поднялся бы в научных кругах!

Но как мы уже видели, никто «из посторонних» к оригиналу рукописи допущен не был. Допускали, по-видимому, только «своих». То есть тех, кто готов был молчать.

Теперь понятно – зачем была такая осторожность.

Здесь уместно вспомнить о странной истории с тяжбой между Академией Наук и археографом А.Н. Олениным – директором Императорской Публичной Библиотеки. Оленин почему-то упорно отказывался возвращать рукопись в Академию. Он якобы «собирался ее издать». И поэтому «испрашивал 3 тысячи рублей, которые и были выданы ему академией. Чем кончилось предприятие Оленина, почему издание Радзивиловской летописи остановилось – неизвестно... – пишет А.А. Шахматов, – В 1818 году об этом запрашивал конференцию новый президент ее С. Уваров... Конференция отвечала, что «...Она никакой не имеет ответственности в замедлении скорого издания, происходящем от многочисленных занятий г. Оленина» [5e13],с.15-16.

Мол, очень очень занят. Времени для объяснений не имеет.

Но ведь деньги-то он взял! Почему же все-таки не опубликовал? Что вообще делали с рукописью в это время? Ниже мы выскажем свое мнение по этому вопросу.

5.4.4. Как «научная» норманская теория была развенчана и названа антинаучной

Как мы уже говорили, автором «научной норманской теории» был Байер [5e60], с.100. Как мы теперь понимаем, эта «теория» основывалась на грубо неверной интерпретации и помогающей ей грамотной легкой фальсификации реальных исторических фактов. Реальный русский князь-хан Рюрик, он же (по нашей реконструкции) великий князь Георгий Данилович, он же Чингиз-Хан, он же Юрий Долгорукий, объединивший Русь и создавший затем огромную Великую (= Монгольскую) империю, был объявлен выходцем-чужеземцем из современной Скандинавии.

При этом столица Рюрика, – или точнее, его брата и продолжателя Ивана Калиты = хана Батыя, – Великий Новгород = Ярославль был передвинут (на бумаге) в болотистую глушь Псковской области.

Поближе к Скандинавии, откуда Рюрик, якобы «пришел».

«Теория» была, скорее всего, в общих чертах придумана первыми Романовыми [5e5]. Но чтобы из политической теории она стала «научной», нужен был ученый. Который бы ее обосновал на основе «древних документов».

Такой ученый нашелся. Может быть, это и был Байер, как нам сообщает Энциклопедия [5e60], с.100. Хотя «научную основу», – а именно, вклейку «норманского листа», – под эту теорию подводил вероятно Шлецер, непосредственно работавший с Радзивиловской рукописью. Или кто-то еще чуть раньше.

С тех пор российская романовская академическая наука стояла стеной, отстаивая норманскую теорию. Миллер, Карамзин, Соловьев, Ключевский и т.д. Попытка Ломоносова возразить [5e179] была забыта.

Но после падения дома Романовых, насущная необходимость в этой «теории» исчезла. И потихоньку, как-то незаметно, она из «научной» превратилась в антинаучную. Похоже, что взяли наши историки Радзивиловскую рукопись в руки, посмотрели на нее новыми беспристрастными глазами и вдруг увидели: а ведь лист-то с «норманской теорией» вклеен.

Да и вообще, вся первая тетрадь состоит, оказывается, из сплошных стыков. Как справедливо пишет академик Б.А. Рыбаков, «обращает на себя внимание тематическое и даже грамматическая несогласованность отдельных отрывков (на которые Б.А. Рыбаков разделил первую тетрадь – Авт.) между собою...

Каждый из приведенных выше отрывков, – продолжает Б.А. Рыбаков, – во-первых, не связан логически с соседним, а во-вторых, не представляет и сам по себе законченного целого. Обращает на себя внимание пестрота терминологии» [5e131], с.129-130.

Б.А. Рыбаков обнаружил в первой тетради перебои в тексте, анахронизмы, перестановки и разрывы одного и того же рассказа [5e131], с.120.

Обо всем этом стало возможным говорить лишь после Романовых.

Но о «методах работы» основоположников русской исторической науки, выписанных Романовыми из Германии в XVIII веке, – о подклейках листов и т.п., – современные комментаторы предпочитают не говорить. Дело не только в «норманской теории». Эти «основоположники» заложили фундамент вообще всей русской истории в нужном для Романовых духе. Неприглядные факты подлогов бросают тень на ВСЮ их деятельность. То есть – на основы всей русской истории.

Теперь мы заодно начинаем лучше понимать причины столь странных и длительных задержек с публикацией Радзивиловской летописи. Первое издание 1767 года, оказывается, вообще было сделано не с оригинала, а с копии, изготовленной для Петра I в 1716 году [5e130],с.14. Как замечает А.А.Шахматов, в этом издании были учтены даже карандашные поправки на петровской копии. Шахматов отмечает, что это издание не было научным. В нем заранее разрешались многочисленные исправления, значительные вставки и т.д. [5e130], с.13-14.

Следующее издание состоялось только в 1902 году. Это было фото-механическое воспроизведение рукописи и оно, конечно, было уже достаточным для обнаружения указанных нами выше подлогов. Но в то время уже никто не стал этим заниматься. Повышенный интерес к «норманской теории» и вообще – к основам русской истории угас в обществе. Все смирились с миллеровской версией и копаться в старых рукописях с целью опровергнуть ее никому не приходило в голову. Ведь в поддержку этой версии были уже написаны многотомные солидные труды Соловьева, Ключевского и других «специалистов по русской истории».

Прошло еще 87 лет. Радзивиловская летопись удостоилась чести быть наконец милостиво напечатанной в Полном собрании русских летописей. Это произошло в 1989 году. В русской истории уже давно царило спокойствие, славянофилы ушли в прошлое. Споры стихли. Норманская теория была объявлена, по крайней мере в России, антинаучной.

Можно публиковать.

Публикация 1989 года прошла спокойно.

В 1995 году опубликовали прекрасную цветную фотокопию Радзивиловского списка [5e123].

И теперь любой желающий может удостовериться, что кроме вклеенного «норманского листа» в Радзивиловской летописи есть кое-что и поинтереснее.

К этому мы сейчас и перейдем.

5.4.5. Вклеив один лист, фальсификатор заготовил место для второго, который вскоре «счастливо нашелся»

На вклеенном листе с арабским номером 8 и с церковно-славянским 9, к одному из его ободранных углов приклеена любопытная записка. См. [5e123].

Написана она, как смущенно объясняют нам,

не то почерком конца XVIII века [5e89],с.15, примеч.«х-х»,

не то почерком XIX века, [5e123], том 2, с.22,

не то почерком XX века [5e123], том 2, с.22.

А сказано в ней следующее: «...перед сим недостает целого листа» [5e123], том 2, с.22. Далее в записке дается ссылка на издание 1767 года, которое, напомним, «содержало, – как говорят сами историки, – множество пропусков, произвольных дополнений, поновлений текста и т.д.» [5e89], с.3.

Итак, некий комментатор услужливо сообщает нам, что якобы здесь пропущен некий лист.

Берем Радзивиловскую рукопись [5e123] и с интересом читаем текст.

Однако, как ни странно, никакого смыслового разрыва на этом месте мы не обнаруживаем. Предыдущий лист заканчивается четкой точкой, изображаемой в рукописи тремя точками в виде треугольничка. Последнее предложение на этом листе полностью закончено.

Следующий лист начинается с заглавной = киноварной буквы. То есть, начинается новая мысль, которую вполне можно считать естественным продолжением предыдущей.

Судите сами. Вот конец листа и начало следующего.

«Наидоша я козаре, седящая на горах сих, в лесах, и рекоша козаре: «Платите нам дань». Здумавши же поляне и вдаша от дыма меч. Болгаре же увидевше, не могоша стати противу, креститися просиша и покоритися греком. Царь же крести князя их и боляры вся, и мир сотвори с болгары» [5e123], том 2, с.22-23.

Где, читатель, здесь разрыв смысла? Где тут пропущен лист?

Ничего этого на самом деле нет. Гладкий текст.

Тем не менее, чья-то рука указала, что здесь, якобы, пропущен лист.

И этот лист стараниями Шлецера и его «научной» школы был найден.

С тех пор его содержание неизменно вставляют во все издания «Повести временных лет», кроме разве что фотокопии [5e123]. Вставлен он даже в академическое издание [5e89].

Что же на нем написано?

Написана на нем ни много ни мало, вся глобальная хронология древней русской истории и ее связь с мировой хронологией. Поэтому с полным основанием этот «найденный потом лист» можно назвать хронологическим.

Вот что, в частности, здесь рассказано:

«В лето 6360, индикта 8, наченшу Михаилу царствовати, и нача прозыватися Русская земля. О сем бо уведахом, яко при сем цари приходиша Русь на Царьград, яко же пишет в летописании греческом (а кто пишет? – фантазии не хватило? – Авт.), тем же отселе и почнем, и числа положим,

яко от Адама до потопа лет 2242,

а от потопа до Авраама лет 1082;

от Авраама до исхождения Моисеова лет 430;

а исхождениа Моисеова до Давида лет 601;

а от Давида и от начала царьства Соломоня и до пленениа Иарусолимова лет 448;

а пленениа до Александра лет 318;

в от Александра до Христова рождества лет 333;

а от Христова рождества до Коньстянтина лет 318;

от Костянтина же до Михаила сего лет 542,

а перваго лета Михаила сего до перваго лета Олга, русскаго князя, лет 29;

а от перваго лета Олгова, понеже седе в Киеве до 1 лета Игорева лет 31;

а перваго лета Игорева до 1 лета Святославля лет 83;

а перваго лета Святославля до 1 лета Ярополча лет 28;

Ярополк княжи лет 8;

а Володимер княжи лет 37;

а Ярослав княже лет 40;

тем же от смерти Святославли до смерти Ярославле лет 85;

а от смерти Ярославля до смерти Святополче лет 60... » [5e89],с.15.

Здесь изложена вся хронология Киевской Руси в ее связи с византийской, римской хронологией.

Если этот лист убрать, то русская хронология «Повести временных лет» повисает в воздухе и лишается привязки к всемирной скалигеровской истории. И открываются возможности для самых различных интерпретаций. Например, для различных интерпретаций приведенных в ней дат.

Фальсификаторы прекрасно понимали всю огромную важность этого якобы «утраченного» листа для построения хронологии русской истории. Поэтому с ним обошлись гораздо более аккуратно и внимательно, чем с «норманским листом». Тот просто грубо вклеили, надеясь на Романовых. Пусть, дескать, сами разбираются, откуда пришел их Рюрик.

А с хронологией, как мы теперь понимаем, – дело куда более серьезное. Потому что тут уже идет речь о глобальной фальсификации истории. И не только русской. Видимо, в XVIII веке Шлецер и его коллеги это еще осознавали. Тогда еще помнили – какой ценой была внедрена скалигеровская хронология и концепция истории. Еще понимали, что скалигеровская хронология – это всего лишь искусственная версия, силой внедренная в умы людей. Причем, в то время – еще только внедряемая.

Поэтому «хронологический лист» не торопились вклеить. Для него лишь заготовили будущее место. Это сделали с помощью лукавой приписки на полях: «здесь утрачен лист». А затем, ради этого листа изготовили целую рукопись, то есть еще один «список» «Повести временных лет» – Московско-Академическая летопись. В которой этот «утраченный лист» уже появился. Причем – не вклеенный. Никто уже не сможет сказать, что это «вставка».

5.4.6. Позднее происхождение Московско-Академического списка повести временных лет

Однако у исследователей все же возникли недоуменные вопросы. Бесспорная связь нового списка, называемого сегодня Московско-Академическим, – с Радзивиловским списком, заставила академика А.А.Шахматова написать следующее: «Сходство их почти на всем протяжении переходит большею частью в тождество. Это обстоятельство заставило меня сначала предположить, что первая часть Московско-Академического списка... не больше как копия с Радзивиловского списка» [5e130], с.44.

И Шахматов был прав.

Но потом, спохватившись, он понял всю опасность своего утверждения [5e130],с.45. Ведь оно автоматически означает, что Московско-Академическая летопись списана с Радзивиловской. Однако, при этом имеет множество вставок и «исправлений». Например, указанный выше хронологический лист.

Получается, что кто-то «подправил» Радзивиловскую летопись. Когда? В XVIII веке? Как, по-видимому, правильно понимал Шахматов, это предположение сразу бросает тень подозрения на Московско-Академический список, как на содержащий поздние фальсификаты.

Но оказывается, что «Московско-Академический список содержит указания на то, что он сделан с иллюстрированного оригинала» [5e130],с.46. Причем, как следует из примера, приведенного Шахматовым, – именно с Радзивиловского списка.

Более того, «Московско-Академический список в конце имеет ту же путаницу в изложении событий... как и Радзивиловский» [5e130],с.46. То есть, попросту списан с Радзивиловского, невзирая даже на путаницу его листов.

И в то же время – содержит «множество вставок и исправлений».

Наше мнение.

Все позднейшие полные списки «Повести временных лет», почти дословно повторяющие Радзивиловский, являются его копиями, изготовленными в восемнадцатом веке. Скорее всего, Шлецером и его коллегами.

5.4.7. Другие следы подлога в Радзивиловском списке

Вообще, отметим, что на первых восьми листах рукописи, излагающих начала русской истории, – хронологию, происхождение славянских племен, основание Новгорода, основание Киева и т.д., – нумерация или отсутствует, или выполнена явно разными стилями. Кроме того, все эти листы разрознены, то есть не заходят в сгиб тетради. См. [5e123].

Возникает впечатление, что проводилась какая-то работа по «исправлению» этой части летописи. Это видно и из исследования Б.А. Рыбакова. См. выше. Причем Б.А. Рыбаков делает свои выводы лишь на основании анализа текста, не ссылаясь на разрозненность листов и пропуски в нумерации. Но его утверждение, что вводный раздел летописи набран из отдельных, плохо связанных между собой отрывков, имеет логические разрывы, повторы, разнобой терминологии т.д. – полностью согласуется с тем, что (как видно на фотокопии) первая тетрадь рукописи действительно собрана из отдельных разрозненных листов, с явными следами правки церковно-славянской нумерации. В половине случаев эти номера просто отсутствуют (рис.5e1).

Похоже, что начало Радзивиловской летописи подверглось значительной редакционной правке во второй половине XVIII века, после того, как русская история была уже окончательно написана Миллером, Шлецером, Байером и другими. В общих чертах их «научная» версия была составлена в соответствии с придворной романовской версией XVII века (так сказать, обосновывала ее «с позиций передовой науки»), но кое-какие детали были все же изменены. Видимо поэтому и потребовалось в конце работы несколько отредактировать «первоисточник».

5.5. С какой летописи была переписана Радзивиловская или Кенигсбергская рукопись?

Сами историки утверждают, что Радзивиловская рукопись была копией с какого-то погибшего древнего оригинала. Причем, не только сам текст, но и миниатюры. «По единодушному мнению исследователей, иллюстраторы Радзивиловской летописи при создании рисунков, пользовались более ранними лицевыми оригиналами» [5e123], том 2, с. 5.

Радзивиловская = Кенигсбергская копия, как мы видим, была изготовлена в начале XVIII века.

Возникает вопрос: каким оригиналом при этом пользовались?

На основании исследования миниатюр рукописи, исследователи уже давно пришли к выводу, что Радзивиловская летопись является некоей Смоленской летописью XV века [5e123], том 2, с. 300.

По сути дела это не противоречит тому, что мы сказали выше. Наоборот, делает картину более ясной.

Вот наша гипотеза.

Некая Смоленская летопись была действительно написана в XV веке и описывала современные ей события XV века. В частности, хорошо известный спор того времени Смоленска, то есть Западной Руси = Литвы = Белой Орды = Белоруссии, с Золотой Ордой = Велико-Россией, центр которой в то время еще находился на Волге. См. [5e5]. Москва стала столицей позже.

Эта летопись попала в Кенигсберг.

И здесь на ее основе и был изготовлен Радзивиловский = Кенигсбергский список. Который, конечно, отнюдь не был ее точной копией. Переписчики внесли новую хронологию, новое понимание русской истории, уже в духе Романовых. Ведь Романовы уже сто лет как царствуют на Руси.

По-видимому, добавили некие новые политические идеи, раз так старались угодить интересам Петра.

Это означает, что в основе Радзивиловского списка лежат подлинные события русской истории, но подвергшиеся серьезной редакционной правке в XVII-XVIII веках.

5.6. Киев или Смоленск был столицей полян = поляков?

Стоит обратить внимание на тот факт, что по мнению самих историков, в некоторых миниатюрах Радзивиловской летописи центром-столицей указан Смоленск [5e123], том 2, с. 300. Вот один из примеров. На обороте 4 листа изображен «приход представителей славянских племен... с верховьев Волги, Двины и Днепра в их центр – город Смоленск (?)» [5e123], том 2, с. 304.

Знак вопроса здесь поставлен самими историками, поскольку Смоленск в то время по их мнению никак не может быть столицей. Ведь это – эпоха самого начала Киевской Руси. Еще Киев только основывают. А тут оказывается, уже есть готовая столица – Смоленск.

И это не единственная миниатюра, придающая Смоленску, по мнению историков, чересчур уж большое значение для того времени [5e123], том 2, с. 300.

Современным комментаторам это не нравится.

А для нас ничего удивительного в этом нет. Как мы говорили в [5e5], Смоленск был действительно столицей Белой Орды. Поэтому и поставлен он на одной из миниатюр [5e123], том 2, с. 300 в один ряд с Новгородом и Киевом, то есть, как мы понимаем – столицами Золотой Орды и Синей Орды [5e5].

А ведь именно к Белой Орде и относилась Польша (то есть поляне) в то время, в XV веке. См. [5e5]. Потому и оказался Радзивиловский список в Кенигсберге. Поэтому и написан он с позиций полян = поляков.

А Золотая Орда названа в нем Болгарией, то есть Волгарией – «с реки Волги». И все начало летописи посвящено борьбе между Полянами и Болгарами. Поляне по тексту вроде бы киевляне, а по миниатюрам – смоляне. Вероятно, при Радзивиловском редактировании текста XV века в нем Смоленск был во многих местах заменен на Киев. А на более тонкие указания в миниатюрах не обратили внимания. А сегодня исследователи и обнаруживают эти противоречия между текстом и миниатюрами. И недоумевают.

5.7. Приезд Петра в Кенигсберг

Возможно, Радзивиловскую рукопись специально подготовили к предстоящему прибытию в Кенигсберг в 1711 году Петра I, которому ее показали. После этого она и стала главным первоисточником по русской истории.

Вообще, рукопись носит явные следы спешки и незавершенности. В самом деле, практически все миниатюры выполнены весьма небрежно [5e123]. Контуры фигур часто не до конца закрашены, а те, которые закрашены, выполнены довольно грубо. Сами историки отмечают «наличие в большинстве миниатюр небрежной правки» [5e123], том 2, с. 5. Это особенно бросается в глаза в сравнении с прекрасными миниатюрами Лицевого Свода. Совершенно разные школы живописи.

По-видимому, кенигсбергские художники не только работали в спешке, но и пытались изобразить чуждую им манеру, о которой они мало что знали.

Незавершенность Радзивиловской летописи ярко проявляется в том, что начиная с листа 107 на всех без исключения листах, – кроме листа 118, – остались невписанными киноварные, то есть заглавные, вписываемые красными чернилами, буквы [5e89], с. 4.

Создается впечатление, что рукопись в спешке кончали, и вдруг, по какой-то неожиданной причине ее вообще забросили. Работу прервали в самый разгар и больше к ней не возвращались. Даже киноварные буквы не вписали, не говоря уж об устранении следов грубой правки миниатюр.

Нам кажется, объяснение – очень простое.

Кенигсбергские мастера спешно готовили рукопись к приезду Петра в Кенигсберг. Как всегда, в таких случаях объявляется аврал. Петр уже въезжает в город, а они еще не закончили миниатюры и т. п. Вбегает разгневанный чиновник, требует прекратить работу с миниатюрами и вписать киноварные = начальные буквы хотя бы на первых страницах. Ведь Петр будет сейчас листать рукопись. И отсутствие киноварных = заглавных букв сразу же бросится в глаза.

Не успели.

Вписали до 107 листа, миниатюры бросили в незаконченном полусыром виде. Возможно тут же переплели. В спешке не заметив, что для переплета схватили бумагу с новым типом филиграней, выдававшем ее изготовление не ранее XVIII века.

И через полчаса торжественно вручили царю Петру.

Тот с интересом полистал, загорелся, затребовал копию. Сыграв свою роль, оригинал был тут же заброшен и все силы переключились на изготовление копии. Об оригинале забыли.

Откуда им было знать, что через пятьдесят лет начнется война с Россией, Кенигсберг будет захвачен, и среди трофеев русские с радостью обнаружат бесценный «древнейший» оригинал своей летописи.

Предвидели бы кенигсбергцы такой поворот судьбы – конечно уж вставили бы все киноварные буквы до конца.

5.8. Краткий итог нашего анализа Радзивиловской летописи

Итак, по нашему мнению, история «древнейшей» Радзивиловской рукописи была приблизительно такова.

Ее изготовили в Кенингсберге в начале XVIII века, по-видимому, в связи с приездом туда Петра I и непосредственно перед этим приездом. При этом была использована, в частности, какая-то подлинная Смоленская, то есть Белорусская летопись XV-XVI веков. Но этот древний список подвергся значительной переделке, прежде чем войти в Радзивиловскую летопись.

Кенингсбергские «несторы» XVIII века придерживались в основном романовской версии древне-русской истории, изложенной в официальном «Синопсисе» середины XVII века. Целью их работы было создание (подделка) отсутствующего первоисточника – якобы подлинной древней летописи, подтверждающей романовскую версию русской истории. Петр одобрил кенингсбергскую работу и с тех пор Радзивиловская летопись стала именоваться «древнейшей русской летописью». Первоисточник по русской истории наконец появился.

Но на этом работа по подведению «прочного научного фундамента» под придворную романовскую версию русской истории не закончилась. Для проведения этой работы «на уровне мировых стандартов» были приглашены из-за границы профессора-историки: Байер, Шлецер, Миллер и другие. Выполняя данный им заказ, они написали «приглаженный» вариант романовской версии, отвечающий требованиям исторической науки того времени.

Таким образом, романовская версия из придворной превратилась в «научную».

По всей видимости, завершая свою работу, приезжие профессора добросовестно решили несколько «подправить» первоисточник. Кое-какие листы из Радзивиловской летописи вынули, кое-какие вставили. Особое внимание было обращено, естественно, на «хронологический» и на «норманский» листы. В свете их «научного» понимания русской истории эти листы пришлось, видимо, переписать заново или даже дописать.

Так сказать, навели последний глянец на изделие.

Но, по неуклюжести лаборантов-исполнителей в Радзивиловской рукописи остались следы переделки. Это могло вызвать лишние вопросы. Поэтому пришлось долгое время держать оригинал рукописи подальше от любопытных глаз.

И только спустя более, чем сто лет, Радзивиловскую летопись наконец опубликовали.

6. Смысл употребляемого нами слова «Монголия»

В этой книге, как и в [5e5], мы часто употребляем слова Монголия и монголы. Этим мы создаем некую проблему для читателя, которую к сожалению мы не можем обойти. Дело в том, что сегодня эти слова «заняты». Сегодня слово «монголы» употребляется для обозначения одной из человеческих рас. Всем хорошо знакомы выражения типа «монгольский тип лица», «монголоид» и т. д.

Однако, наше исследование показало, что слово Монголия в средние века употреблялось совсем в другом смысле. Монголией или Монголо-Татарией называли средневековое Русское государство, которое мы называем здесь Ордынским. Это наш термин. Оно было «Русским» в том же смысле, в каком «русской» была Российская Империя или Советский Союз, или даже современная Российская Федерация. Не только русские жили и живут в этом государстве. Оно всегда было многонациональным.

Как мы уже неоднократно говорили, «Монголия» означало тогда просто «Великая» в смысле Великая Империя, Великое Царство, по-гречески. Стоит постоянно помнить, что многие термины, в том числе и «Монголия» изменяли свой смысл с течением времени. Мы не смогли подобрать другого слова для замены средневекового термина «монголы» = «великие». Хотя заменить его на другое было бы полезно, чтобы не путать читателя, привыкшего к современному толкованию слова «монголы».

Итак, мы просим читателя постоянно помнить о том, что слова монголы и монгольский в нашей книге употребляются в средневековом смысле, то есть «великий» – применительно к Великой средневековой Империи, центр которой находился на Руси и которая была создана совместно русским народом и другими народами, живущими на территории России.

С одной стороны, фактически здесь мы говорим то же, что и историки. Они тоже говорят об огромной монгольской империи с центром на Руси, а именно – в Золотой Орде на Волге. Тут у нас нет с ними расхождений. Но в отличие от историков романовской школы, мы предлагаем точку зрения, согласно которой «Монгольская» = Великая империя была русской. Она была создана совместными усилиями Русского и Татарского народа, или более общо – Славянского и Тюркского.

Романовские же придворные историки заявили, что Монгольская империя была создана в результате борьбы между этими двумя народами и победы татар над русскими. Наша точка зрения такова. Татары с русскими не воевали, за исключением внутренних гражданских войн, когда и с той и с другой стороны воевали и те и другие народы.

Государственным языком в «Монгольской» = Великой империи был церковно-славянский. Мы пришли к этому выводу потому, что в современных архивах не сохранилось государственных имперских актов на тюркских языках [5e5]. Но разговорных языков было по меньшей мере два – русский и татарский. Причем, не только татары знали русский, как сегодня, но и русские – татарский. Что мы и продемонстрируем ниже, например, по «Хождению» Афанасия Никитина.

В тех же частях империи, где после раскола восторжествовало мусульманство, государственным языком стал арабский и впоследствии тюркский.

 

Авто-сайт.ру - продажа подержанных авто в питере , объявления о продаже с фото
Болгария Албена.

Недвижимость в Черногории: апартаменты черногории для семьи в Бечичи ::