Простнев А.А.  (КОН)

ПОЧЕМУ РУМЫНИЯ НЕ ЛЕТАЕТ
или
КАКОЙ ИСТОРИК ПОДРЕЗАЛ ЕЙ КРЫЛЬЯ?




Уж как-то так повелось, что всякому народу рано или поздно втюхивают в сознание миф о его «древнем» происхождении. Едва ли остался какой «античный» народ, пусть даже известный только по названию, ещё не приватизированный и не зачисленный в предки какому-либо современному.

Стадный инстинкт — быть не хуже других — не даёт покоя писателям-удревнистам.

Румынам в этом смысле даже повезло. Их от мифических, но изрядно вонючих варваров-скандинавов, никто не производит. Куда приятней видеть в своих предках упитанных римских патрициев, возлежащих с гетерами; и под чарующие звуки лир внимающих строкам бессмертного Овидия, пришедшего лично услаждать их слух. Словом, античная обстановка и прочая высокая культура быта.

Нет ну, конечно, есть пессимисты, утверждающие, что Румыния в Римской империи была дырою на самой границе, куда ссылали из Рима воров и проституток. Ну, да бог с ними. Австралийцы, скажем, горды своим каторжным происхождением.

Худо-бедно известная начальная история края связана уже с волохами-валахами. Говорят нам, будто пришли, оттеснили славян, осели и основали государство. Кто такие, откуда взялись? В ответ едва ли что-то проясняющее: «Влахи — это романизированные даки».

Звучит, как «буки произошли от бяк». Пусть даже не обычных, а романизированных. То есть, как это можно понять, глубоко облитературенных, скажу прямо, обеллетрищщенных. Во всяком случае, доведённых до полной совместимости с романовской версией истории.

Странно, но влахами албанцы называют сербов. С чего бы это? И только ли сербов? С болгарами глаже бы вышло, они волгари природные — натурально с Волги-матушки пришли.

Пришли и так же, как и былинный Волх (он же Вольга) Всеславич, полонивший местное Индейское царство, осели на захваченных землях.

Борясь с навязчивыми ассоциациями типа «Елена Волошанка = Елена Волжанка», открыл я 53 полутом энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, который так любезно распахнул свои страницы по запросу «РУМЫН*».

И вот что из этого вышло.



Приводимые цитаты даны в формате:

страница: «дословная цитата»
К: комментарий.



РУМЫНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

274: «Начало ея [литературы] не идетъ дальше 16 столетия; все уцелевшiе памятники более ранняго времени писаны на славянском языке, который былъ у румынъ оффицiальнымъ языкомъ церкви и государства, съ тою лишь особенностью, что въ Валахiи употреблялся среднеболгарскiй языкъ, а въ Молдавiи — южнорусское наречие. По-славянски писаны и все старинныя церковныя и богослужебныя книги, частью сохранившiяся въ рукописяхъ, частью печатныя. Изъ писателей до 16 в. известенъ митрополит Григорiй Цамблакъ или Цамвлахъ. Задунайскiй румынъ, онъ явился въ пределахъ нынешней Румынии ок. 1400 г. Имъ было написано много сочиненiй, въ томъ числе немало церковныхъ проповедей, которыя, может быть, произносились по-румынски, такъ какъ въ летописях встречается указанiе, что народъ слушалъ его съ благоговенiем — а народ по-славянски не зналъ. Темъ не менее все уцелевшее отъ него писано по-славянски».

К: Если в Молдавии церковным языком был не церковно-славянский, а южнорусский, то какой же язык был церковным на юге Руси? Разве не канонический церковно-славянский? Допустим, что всё-таки официальный язык церкви и богослужебный — суть разные, но тогда как должно быть было невыносимо тяжко РУМЫНУ проповедывать на румынском, служить на церковно-славянском, а общаться внутри церкви — ещё и по-русски! Церковь могла быть зависимой благодаря отсутствию румынской православной литературы при наличии развитой славянской, но только до времени создания своей национальной. Но, выходит, они не только не видели до 16 века (!) в том потребности, но и сделали славянский язык ГОСУДАРСТВЕННЫМ! Картина явно нелепа. Стоит только представить, как «дикий невежественный монах» дни и ночи напролёт, боясь испортить пергамент, мучительно выписывает одну славянскую буковку за другой, чтобы в один прекрасный день заняться синхронным переводом прямо с паперти! И всё только для того, чтобы ублажить «исторический» интерес комментируемого мною автора, которому безаппеляционно мнится, будто «народ по-славянски не знал».

274: «... ; славяно-румынское евангелiе (въ спб. публичной библiотеке), которое некоторые признаютъ напечатаннымъ въ румынскихъ земляхъ въ 1580 г. Все эти произведенiя не представляютъ никакого интереса со стороны содержания, являясь простымъ, часто не совсемъ удачнымъ переводомъ со славянскаго или греческаго языковъ; за то въ нихъ много интереснаго для исторiи языка, такъ какъ по нимъ можно хоть до некоторой степени проследить влiяние на него языковъ соседнихъ племен. Такое же почти значение имеетъ для современнаго ученаго и румынская письменность двухъ последующих вековъ, 17-го и 18-го. Первый изъ нихъ характеризуется, главнымъ образомъ, введенiемъ румынскаго языка въ церковный обиходъ и въ богослуженiе и усиленiемъ письменности на этомъ языке, чему не мало способствовала лютеранская и кальвинистская пропаганда въ Трансильванiи. Въ большомъ числе стали появляться на румынскомъ яз. псалтыри, евангелiя, молитвенники, проповеди».

К: Вот оказывается кому обязаны румыны своей национальной литературой — ЛЮТЕРАНСКОЙ И КАЛЬВИНИСТСКОЙ ПРОПАГАНДЕ! Кто бы сомневался, что после разгрома Руси-Орды Реформацией, славянский язык на бывших ордынских землях стараниями «реформаторов» начнёт усиленно «забываться»?! Уже догадываетесь, какую «замену» подготовили? Потом историки будут ломать голову — откуда это такая латинская клякса посреди славянских земель? А выглядит-то как по Скалигеру глянцево-обложечно: добрые и бескорыстные «просветители» безвозмездно создают литературу на ВРОДЕ КАК чужом местном языке! Казалось бы её целью могло служить только обращение «православных язычников» в лютеранство, но не тут то было! Православие их ничем не смущает, ибо оно уже «исправлено по греческому образцу», как и на Руси, и выдано за «истинно древнее». Жгли ли несогласных с «исправлением» в сараях, как еретиков, автор не раскрывает, однако российская аналогия прямо напрашивается. А также автор ловко обошёл вопрос об использовании кириллицы в румынском языке и о том, как это окружённая православно-кириллическими странами и будучи под турецко-российским управлением Румыния могла начать писать латиницей.

275: «Вероятно, уже въ 16 в. являются летописи или хроники, но древнейшiя изъ них утрачены; сохранившiяся идутъ непрерывно отъ начала 17 до начала 19 стол. Наиболее замечательные изъ летописцевъ почти все принадлежали къ боярскому сословiю и принимали важное участiе въ современныхъ имъ событiяхъ».

К: Обратите внимание — новая власть сама пишет историю. Ну, а где же летописи до 17 века? Было бы странно, если б они сохранились. Вероятно, реформаторы были бы рады их подделать, да вот на каком языке? На «старом» уже нельзя, а на «новом» — ещё нельзя. Всё же странно вообразить, что всё это время, пока в Румынии хозяйничали реформаторы, Турция вовсю хлопала ушами. Скорее всего в этой местности турецкая власть вновь явилась только с разгромом Петра-1 в Прутском походе или даже ещё позже.

275: «Миронъ Костинъ (1633-92), тоже изъ знатной молдаванской семьи, писалъ въ стихахъ, и въ прозе, отъ него осталось много сочиненiй, изъ которыхъ наиболее интересны „Cartea pentru descalecatul de'ntiiu a tarii Moldovii” etc. — сочиненiе о происхожденiи молдаванъ, „Letopisetul tarii Moldovei” etc. — наиболее важный трудъ его, обнимающiй событiя отъ 1594 до 1662 г., „Istoria de craie ungureasca” etc. — исторiя Венгрiи съ 1383 по 1661 г.»

К: Потрясающие вещи выясняются. Таковой Мирон осведомлён об истории Венгрии с 14 века. Також и о допотопном происхождении молдаван располагает известиями (если сам только не выдумал). А вот, что происходило в его родной Румынии до 1594 года, выходит, табу рассказать не дозволяет.

275: «Трансильванецъ Георгiй Шинкай (George Sincai, 1753-1816), учившiйся в Риме, собралъ въ римскихъ библiотекахъ метерiалы, относящiеся къ исторiи румынъ, и написалъ доведенную до 1739 г. „Cronica Rominilor si altor neamuri invecinate”, напечатанную только въ 1853 г., въ Яссахъ, такъ какъ мадьярская цензура находила ее достойной сожженiя».

К: Что же именно так разозлило цензуру — увы, не освещено. Но эта традиция печатания произведений после смерти автора нам хорошо известна. Иными словами, тут нам предлагают поверить, будто бы под именем Шинкая напечатано было не что-то иное, «исправленное и дополненное».

275: «Въ начале 19 в. на румынскую литературу имели сильное влiянiе два элемента: греческiй и французскiй. Греческое или, вернее, греко-фанарiотское господство, достигло своего кульминацiоннаго пункта въ 18 стол. Въ школе изученiе родного языка было если не совсемъ изгнано, то низведено до степени предмета маловажнаго, необязательнаго, тогда какъ въ главнейшихъ городахъ страны существовали большiя, богато снабженныя всемъ необходимымъ греческiя школы. Языкъ угнетателей народнаго духа [т.е. греков] былъ, въ среде высшихъ классовъ, языкомъ моднымъ, считался единственнымъ приспособленнымъ къ восприятию высшихъ знаний».

К: Да уж чего там! Коли занялась такая мода — языки ЛЕГКО менять — почему б ещё разок не сменить латынь греческим? Странно, что церковным латынь оставили, но ГОСУДАРСТВЕННЫМ стал греческий. Может так статься, что и на сей раз тут без Турции дело обошлось: не турки греков посадили на румынский престол (историю Румынии см ниже), а всё те же реформаторы. В любом случае непонятно, зачем нужно всему государству ЦЕЛИКОМ переходить на язык какой-то новой ДИНАСТИИ.


РУМЫНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

278: «Изъ записи 1359 г., сохранившейся въ протоколахъ константинопольскаго патрiаршаго синода, видно, что воевода угро-валашскiй Александр просилъ константинопольскаго патрiарха дать ему епископа. Подъ чьей церковной властью находился онъ прежде и почему желалъ перейти подъ власть патрiарха константинопольскаго, въ записи не говорится; всего вероятнее, что румыны, свергнувъ политическое иго болгар [?!], нашли неудобным быть въ церковной зависимости отъ прежнихъ своихъ поработителей».

К: Та же петрушка, что и Русью — беспросветное татаро-болгарское иго! Но при этом почему-то сразу не перешли ни на свой румынский, ни на греческий, а продолжали спокойно пользоваться славянским языком. В этой связи очень полезно задаться вопросом: а уж не самое ли последнее место занимал греческий язык в мировом христианстве? Он так же тянет на первохристианский, как и сами греки на великий народ. Лишь только грандиозная романовская задумка по навязыванию «греческого образца» русской церкви и «доказательство» греческого происхождения всей русской веры вытянуло нечто греческое со свалки истории. К тому же, если рассматривать греков как потомков западноевропейских крестоносцев, о чём вероятно ещё помнили реформаторы, то становятся понятными популярность на Западе всего греческого и желание навязать Востоку чего-либо СВОЕГО, греческого, интриги ради цинично представленного «альтернативным» всему западному.

278: «Уже въ 1389 — 1394 гг. мы находимъ, однако, митрополiю румынъ (которая называлась угро-валахiйскою) подъ властью архiепископа охридскаго. Съ 1396 г. угровалахiйская митрополiя опять была въ зависимости отъ патрiарха константинопольскаго; но подъ 1456 г. снова находимъ свидетельство, что митрополитъ угровалахiйскiй былъ подведомъ архiепископу охридскому. Можно думать, что въ 16 в. и въ первой половине 17-го митрополиты угровалахiйскiе не были подведомы ни патрiарху констант., ни архiепископу охридскому, а были автокефальными, при чемъ переименовали себя въ архимитрополиты. Съ половины 17 в. митрополит угровалахiйский началъ признавать своимъ высшимъ начальникомъ патрiарха константинопольскаго».

К: Должно быть велик был в древности город Охрид, если в нём сидел архиепископ, да ещё способный соперничать с константинопольским патриархом! Ныне это скромное местечко, но даже не в Болгарии, а в Македонии, причём в самом юго-западном конце, наиболее удалённом от Румынии; город более дальний от Бухареста, нежели сам Константинополь! Однако, все эти метания между ними вызваны либо нешуточной борьбой между церквями, либо беспомощностью историков перед противоречивостью источников, что проще первого, а значит — вероятней.

279: «Оффицiальнымъ каноническимъ сборникомъ Р. церкви была сначала Синтагма Матвея Властаря, въ славянскомъ переводе. Въ половине 17 в. ее заменяютъ каноническiе сборники на Р. языке».

К: Нас уверяют, что одна только крохотная замена Исус на Иисус повлекла за собой на Руси такие бури! А тут целый язык заменили — тишь да благодать, никаких эксцессов. Стоит поучиться румынской выдержке при операциях над предметами, окружёнными ореолом святости.


РУМЫНСКИЙ ЯЗЫК

281: « 2) славянскiй [элемент в румынском языке]; до 16 ст. слав. язык былъ для румынъ языкомъ церковнымъ и оффицiальнымъ и сказался въ большом количестве словъ и суффиксовъ; ... 6) элемент польскiй; польское влiянiе было сильно въ 16 и 17 в., когда часть нынешней Румынiи находилась даже въ сфере политическаго влiянiя Польши; ... 9—11) элементы французскiй, немецкiй и отчасти итальянскiй начали входить въ составъ Р. языка въ настоящемъ столетiи, такъ какъ многiе румыны получаютъ образованiе за границей, во Францiи, Бельгiи и Германiи, и вместе съ темъ старанiе очистить и романизировать Р. языкъ приводитъ къ замене словъ русскаго и восточнаго происхожденiя словами изъ яз. романскихъ, главнымъ образомъ французскаго и итальянскаго [!!!]».

К: Со «славянским влиянием» всё понятно; польское влияние, гляди-ка, снова в то же время, как и в России, вроде Лжесусанина и Лжемарии Мнишек! Далее автор в своём духе ставит знак равенства между «очистить» и «романизировать», меж тем как процедуры эти вовсе не тождественны. Первую следует рассматривать как удаление позднейших заимствований (это только по Скалигеру — славянизмы), вторую — как приближение к исторической основе (латыни). Уж так ли ближе французский язык к латыни, чем сам румынский? О какой ЧИСТОТЕ идёт речь? Всё же, что за радость румынам менять слова из одного чужого языка словами другого? Тут ведь само понятие чистоты языка должно было сложиться с учётом истории народа, его особенностей. И если уже СТОЛЕТИЯ в его языке эти самые славянизмы слились намертво с этой самой воображаемой латинской основой, то само понятие РОДНОГО ЯЗЫКА для румына без посторонней помощи в рамках его исторической памяти, знать не знавшей ни о каких «древних латинских поселенцах на Дунае», должно было соответствовать реалиям; и ЧИСТОТА ЯЗЫКА должна устанавливаться путём уточнения его реалий, а не умозрительно (и уже вторично!) исправляться по мифическому «латинскому образцу». Практической пользы, конечно, никакой; однако, навязчивость желания ИСПРАВЛЯТЬ поражает. Приведу ещё для примера пару слов из румынского, не встречающихся в прочих «неславянских»: боярин, господарь, воевода...


РУМЫНIЯ
населенiе

263: «Оседлые болгары (сырбы) потомки древнихъ или позднейшихъ переселенцевъ, совершенно смешались съ румынскимъ населенiемъ и не отличаются отъ него ни одеждою, ни обычаями, ни даже — вне своей семьи и дома — речью. При всемъ томъ настоящий румынъ смотритъ несколько свысока на своихъ земляковъ болгарскаго корня: въ народе ходитъ много разсказовъ и анекдотовъ, въ которыхъ они рисуются похожими на нашихъ „пошехонцевъ”».

К: Автор, вслед за прочими исследователями, основным признаком народа полагающими язык, а не кровь, вынужден допустить существование некой гигантской поварёшки, способной из двух несхожих, по его мнению, народов намешать один, по крови единый, но слоёный по языку. Эта картина прямо противоречит современной: ныне при ассимиляции язык теряется первым, уже во втором поколении; но, чтобы кровь размешать полностью, нужно не одно столетие. И здесь всё сводится к тому же: изначально был один народ; заставили учить другой язык; большая часть позабыла старый, меньшая, видимо, забывать не пожелала, за что стала объектом насмешек немецкого командования, а затем и «сознательного большинства» населения.

263: «Русскiе постоянные жители Румынiи принадлежатъ къ различнымъ раскольничнымъ сектамъ. ... Переселившись въ Румынiю вследствiе своихъ религiозныхъ воззрений, они остаются русскими и по внешности, и по духу; многiе изъ нихъ как-бы выставляютъ на видъ передъ румынами свое русское происхожденiе и царя русскаго признаютъ своимъ царемъ».

К: Вот ведь загадочная русская раскольничья душа! Надо было прадедам бежать с Руси от репрессий нового царя-Антихриста, чтобы на далёкой чужбине их правнуки могли бы спокойно продолжать славить его прямых потомков! Уж только ли за широко распиаренное «спасение от турецкого ига»? Что же это они тогда толпами спасались от «свободной» родины да прямо под ярмо «диких иноверцев» — турок?


сельское хозяйство

264: «Румынскiй селякъ (царанъ) не былъ обязанъ платить туркамъ десятину и третину, какъ славянская райя въ Болгарiи, Боснiи и Герцеговине, но онъ не могъ распорядиться своимъ урожаемъ и приплодомъ по своему усмотренiю: хлебъ и скотъ изъ дунайскихъ провинцiй или воеводствъ могъ идти только въ Турцiю и только по ценамъ, какiя угодно будетъ туркамъ назначить».

К: Какая-то странная форма рабства: налогов не платят, имеют стабильный сбыт товаров, за что им платят живые деньги!


исторiя

268: «Потерпевъ въ 1391 г. пораженiе отъ турокъ, Мирче признаетъ себя ихъ данникомъ, но вскоре соединяется со своими недавними противниками — венграми, возстаетъ противъ турокъ и въ сраженiи при Никополе въ 1396 г. испытываетъ новое пораженiе; въ 1411 г. онъ снова признаетъ себя данникомъ турецкаго султана, подъ условиемъ сохраненiя за Валахiей политической автономiи, и до самой смерти не оставляетъ мысли объ освобожденiи отъ турецкой зависимости».

К: Поражает терпимость средневековых турок, в отличие даже от современных «цивилизованных», к подобным сепаратистам-рецидивистам, да к тому же ещё и ставящих какие-то условия. Это ж якобы дикий деспотичный Восток, «секир-башка» и всё такое!.. Запомним слово ТЕРПИМОСТЬ.

269: «Некотораго возвышенiя и блеска Валахiя достигает въ правленiе Михаила Храбраго (1592—1601); ему удалось вытеснить турокъ на правый берегъ Дуная, завоевать Трансильванiю и соединить подъ своею властью Валахiю и Молдавiю; но пораженiе, нанесенное Михаилу войсками германскаго императора, и возстановленiе турками своей власти надъ дунайскими княжествами положили пределъ этому мимолетному возвышенiю».

К: То есть, германский император помог туркам в подавлении мятежа?

269: «Зависимость ея [Молдавии], какъ и Валахiи, выражалось только въ уплате туркамъ дани; внутреннее общественное и политическое устройство не подверглось измененiям; православное духовенство, сохранившее славянскiй языкъ въ богослуженiи, не испытывало притесненiй со стороны завоевателей».

К: А зачем им себя притеснять? Это только по Скалигеру получается, что «совершенно чуждый местному населению» славянский язык, в основном язык «забитых турецким игом» болгар, «чудом сохранился» в Румынии АККУРАТ до Смуты. Разумеется, какие-либо объективные объяснения этому «чуду» найти трудно.

269: «После прекращенiя въ Молдавiи династiи Драгошей (1552) престолъ становится избирательнымъ; между боярами происходятъ междоусобiя изъ-за обладания престоломъ, усложняющiеся въ последней четверти 16 в. появленiем самозванцевъ (Ираклидисъ, Иванiя); наконецъ, власть переходитъ въ руки сильнаго боярскаго рода Могилъ, отличавшихся преданностью Польше и возстановившихъ въ стране некоторое спокойствiе».

К: Меняем мысленно Драгошей на Рюриковичей, Ираклидиса вкупе с Иванией на первого и второго Лжедмитриев соответственно, ну и Могил на Романовых. Не напоминает ли чего сюжетец?

269: «После 1612 г. престолъ занимали различные пришельцы, изъ которыхъ наиболее выдался Василiй Лупуллъ. Он основалъ въ Яссахъ высшее училище и типографiю, где в 1646 г. напечатано было первое молдавское уложенiе; заменилъ въ богослуженiи славянскiй языкъ румынскимъ; завершилъ закрепощенiе крестьянъ, начавшееся еще в 1601 г.»

К: Автор так легко говорит «заменил», что можно подумать, что это какой-то прогрессивный шаг, буквально как навязывание латышского языка всем гражданам бывшей Латвийской ССР, или же украинского всем желающим петь в городе Львове. Эту «замену» можно считать разумной, если к тому времени «потомки древних латинских поселенцев» хотя бы составляли большинство, если они вообще существовали. Не меньшая лёгкость веет и от «закрепощения». Автор, наверное, так и понимал его как некий «естественный» путь развития. Так и хочется добавить: заторможенный долгим турецким игом! Ну ни в какую не хотели турки закрепощать крестьян! Налоги, там, не брать? Это завсегда пожалуйста, а закрепощать — это не про них. Скорее речь идет о действительно наступившем рабстве бывшего населения только что разгромленной Руси-Орды, обязанных даже свой родной язык забыть, как нынешние турецкие курды. Но самым важным моментом тут, пожалуй, будет ПОЛНАЯ синхронность с обращением и россиян в рабство. «Закрепощение» не только началось, но и завершилось одновременно, как и положено ЕДИНОМУ ПРОЦЕССУ. В России в 1649 году якобы Земским собором было принято (и тоже первое) уложение, так наз. «Соборное». То самое, которое отменило «Юрьев день», то есть окончательно закрепило крестьян. Мало того, положение крепостного стало наследственным, крестьяне потеряли право судиться. Любопытно, что и освобождение последовало вслед за российским в 1864 году. Кроме того, фраза «После 1612 г. престолъ занимали различные пришельцы» как нельзя более кстати относится и к России — именно «различные» и именно «пришельцы».

269: «Сменившiй въ 1710 году Антiоха Кантемира братъ его Димитрiй вступилъ въ секретныя отношенiя съ Петром Великимъ и заключилъ съ нимъ 13 апреля 1711 года, въ Луцке, договоръ, въ силу котораго обязывался соединить молдавскiя войска съ русскими и привести молдавскiй народъ къ присяге русскому царю, а последнiй обещалъ возстановить Молдавiю въ ея древнихъ границахъ, подъ неограниченною властью Кантемира и его наследниковъ, съ темъ, чтобы они управляли страной подъ покровительствомъ русскаго монарха. Вследствiе неудачи прутскаго похода Димитрiй Кантемир, вместе со многими боярскими семьями, долженъ былъ переселиться въ Россiю. Молдавiя занята была турками; воеводой назначенъ былъ Николай Маврокордато, великiй драгоман Порты и фанарiот. Господство фанарiотов въ дунайскихъ княжествахъ продолжалось более столетiя; туземным правителямъ они были предпочтены турецкимъ диваномъ потому, что представляли больше гарантий верности, будучи чужды народным интересамъ управляемыхъ ими областей и стоя вне партiйныхъ счетовъ местныхъ бояръ. ... Вместе съ княжескимъ титуломъ и почестями, ставившими фанарiотовъ выше визиря и пашей [!], они получали право жизни и смерти надъ своими подданными, раздачи должностей и наградъ и руководства всемъ вообще внутреннимъ управленiемъ; но имъ не разрешалось содержать войска, заключать договоры съ христiанскими государствами, объявлять войну и заключать миръ. ... Место румынскаго языка при дворе, въ администрацiи и въ преподаванiи, занялъ греческiй; ...»

К: Несмотря на всё, многочисленность предыдущих, даже не всегда самостоятельных, попыток освобождения от Турции, заканчивающихся очередным разгромом и признанием данничества, именно связь с Петром-1 послужила отправной точкой османских реформ в Румынии. Да каких! Раньше ни во что не вмешивались — теперь изменили решительно всё. Побрезговав в очередной раз румынским престолом, турки сажают туда «своих»... греков. Уж какие там у них были «гарантии верности», коли спустя всего ничего времени сами греки начали войну против турок? Причём даже не за независимость, а, поточнее будет сказать, за возрождение Византийской империи.

270: «Въ 1776 г. Турцiя уступила Австрiи Буковину; противъ этого протестовалъ Гика [молдавский господарь] и за протестъ былъ подвергнутъ казни, ...»

К: Вспомним слово ТЕРПИМОСТЬ. После окончательного разгрома Сибирской Орды (так наз. Пугачёвский бунт) и очередного погрома Турции актуальность этого понятия была окончательно и бесповоротно утеряна. Явился «Дикий Восток», подлинное иго для балканских народов. За один протест — на плаху.

270: «Въ 1816 г. издано было новое молдавское уложенiе, на греческомъ языке, представлявшее безсвязный сколокъ съ византiйскаго законодательства и допускавшее, вопреки древнимъ законамъ Молдавiи, существованiе рабства; ...»

К: Час от часу не легче! А нам твердят, будто бы Византия навсегда исчезла с мировой арены. Вот она живёхонька! Вероятно именно греки назвали страну Румынией (Romania), т.е. Ромеей = Византией.

271: «Гетерiя получила въ это время широкое развитiе на Балканскомъ полуострове; она имела своихъ приверженцевъ въ Бухаресте и въ Яссахъ и ставила себе задачей освобожденiе Грецiи отъ турецкаго ига. Вождь гетерiи, Александр Ипсиланти, имелъ въ виду воспользоваться общимъ раздраженiемъ балканскихъ христiанъ противъ турокъ для возстановленiя Византiйской имперiи. Наоборотъ, Владимiреско, стремясь къ самостоятельному возрожденiю румынской нацiональности, былъ готовъ скорее оставить княжества подъ игомъ мусульманъ, чемъ подчинить ихъ Грецiи».

К: Последнее весьма показательно. А до Турции, наконец, дошло кому она доверила управление княжествами. В этой борьбе греки отхватили кусок Балканского полуострова и объявили его независимой Грецией.


РУМЫНЫ

284: «Въ антропологическомъ отношенiи Р. представляютъ смешанный типъ, что подтверждено предпринятыми д-ромъ Коперницкимъ измеренiями череповъ. ... Мужчины, по большей части, средняго роста и хорошо сложены, съ черными глазами, красивым профилемъ и правильно очерченнымъ ртомъ; волосы — черные, густые, длинные. Есть некоторое въ этомъ отношенiи различiе между молдаванами и валахами, а также жителями долинъ и горъ. Валахи по своему типу приближаются несколько къ болгарамъ, молдаване — къ русскимъ; валахи почти исключительно средняго роста и черноволосы, молдаване бываютъ и высокаго роста, съ серыми глазами и каштановыми и даже темнорусыми волосами; среди горцев немало людей высокаго роста; с голубыми глазами и русыми волосами».

К: Это только усиливает ощущение того, что единство румынского народа основывается исключительно на языке. Одинаково чужом для всех разношёрстных племен, имеющих несчастье проживать в Румынии времён языковых экспериментов.

284: «Румынскiя девушки отличаются красотою формъ и движенiй; очертанiя лица и всей головы напоминаютъ античные статуи; ...»

К: Да-да, как бы это мог выразить классик: Там римский дух... Там Римом пахнет!

284: «Румынскаго простолюдина обыкновенно считаютъ коварнымъ, трусливымъ, грубымъ, ленивымъ и беспечнымъ. Все это отчасти верно, но причиной этому было сначало турецкое господство, потомъ греко-фанарiотское хозяйничанье и крепостное право».

К: Ровно эти же песни на тот же мотив («Плёко рапотать!») поются и о русском мужике, с незабвенными ссылками на татаро-монгольское иго и крепостное право.


РАЗНОЕ

260: «... въ той его части, которая лежитъ по правому берегу р. Бузеу, начинаются уже Трансильванскiе Альпы съ вершинами Sireu въ 1665 м., Мунте Татару 1481 м., Мунте Орлуи 1407 м.»

К: Транс. Альпы — это современные Южные Карпаты. Просто Татарская гора, — ничего особенного. Вроде бы.

262: «Въ бассейне нижняго Дуная различаются два главные ветра — один идущiй съ СВ, ВСВ и ССВ, т.е. со стороны русскихъ степей, такъ наз. „crivet” или „русскiй ветеръ”, и другой ...»

К: Выходит, не только в Прибалтике нас «кривичами» называли.

263: «Оседлые цыгане почти ничемъ не отличаются отъ настоящихъ румынъ и также занимаются земледелiемъ; ...»

К: Вновь возникает вопрос: цыгане — кто они, эти РОМА, почти ничем не отличающиеся от румын? В Норвегии, кстати, их называют «тэртэр».

267: «Военныя силы [Румынии в 1879г.] пехотные: ... , кавалерiйскiя: 6 полков гусар (Rosiori), 11 полковъ легкой кавалерiи (Calarasi), ...»

К: Rosiori — это что, — русские орды? Казалось бы, румыны должны были называть гусар гусарами, как и все прочие народы, но сего не наблюдается. Тем более, что слово это традиционно считается венгерским (huszar).


КРАТКО ОБОБЩИМ

Румыния до 17 века — обычная русско-ордынская провинция. Подлинное её название неизвестно. Орда была разгромлена и разделена между захватчиками. Следы её прежней культуры методично уничтожались. По всей русской земле реформаторы внедряли веру нового, «греческого» образца, происхождение которой туманно. По многократно проверенной технологии забывания славянского языка в Европе такая же технология применяется и в отторгнутой от Руси Румынии. Как и следовало ожидать, новым языком там должна была стать латынь. Однако, народ не смог усвоить её с должной прилежностью, и в результате получился страшный мутант (lingua romana) со славянской фонетической основой.

Таким же образом, видимо, появилась и Греция (в современном понимании), стараниями реформаторов «познавшая» язык «античности», и далее при активной поддержке Европы принявшаяся бороться с «турецким игом», которое походит лишь на реакцию на всё это этническое безобразие.

Всего-то через пару поколений (время, достаточное для вымирания людей, ещё помнящих о романизации) ороманенному населению начинают заливать в мозг идею о том, что кроме мужицкого существует ещё язык белых людей — греческий. Греки своей властью сделали всё, чтобы опротиветь своими введениями. Так это было задумано или нет, но лёгкое притеснение румынского языка привело к тому, что народ, сопротивляясь, крепче пристал к румынскому. А держащимся старого, славянского, языка (сырбам) популярно объяснили, что они — всего-навсего пришлые болгары.

Лежа на пограничье между Реформатской Австрийской империей и Османской Турцией, Румыния никак не могла обрести покойное состояние и то и дело переходила из рук в руки. После разгрома Петра-1 в Прутском походе Турции, наконец, удаётся надолго занять Румынию. Только после этого туда хлынул поток старообрядческой эмиграции, спасавшейся от «реформ православия».

Мимоходом припомним знаменитую оправдалку романовской экспансии. Дескать, Торговать с Европой надо было, а выхода к морю не было. И как это г-н Великий Новгород без этого пробавлялся? Ну с Балтикой всё понятно — по морю до родной Голштинии рукой подать. Но ведь воистину МНОГОВЕКОВАЯ борьба с Турцией за Чёрное море так и не увенчалась выходом в Европу, поскольку узенькие проливы Босфор и Дарданеллы оставались по-прежнему у Турции.

Итак, реальное турецкое иго продолжалось всего-то ничего времени и направлено было исключительно против религиозного сепаратизма, приобретшего массовый характер, благодаря активной «просветительской» деятельности Запада на Балканах. То же самое явление идёт и сейчас у нас — борьба РПЦ против сектантов (именно иностранных) — с той только разницей, что РПЦ спохватилась, когда ещё не так поздно.

Было бы странно наблюдать традиции «греческого православия» где-нибудь на землях, не познавших в Средние века сапога европейского колонизатора. И ведь легли-то они как странно — прямо буфером между католическим Западом и мусульманским Востоком! Случайно ли?

Случайно ли, что ВСЕ народы, когда-либо познавшие «турецкое иго», как один, лицом похожи на турок?..

Вот и сложилась культура Румынии, как сложилась, — в жестокой борьбе. Точно так, как и конечная редакция русской, якобы сплошь состоявшая из посторонних влияний других, «более высоких» культур. Только понять стоит, что в обоих случаях влияния эти навязаны искусственно.

Этим балканским славянам с турецкой внешностью и греческой верой, ищущим очень странный путь к латыни — через французский.


**КОНЕЦ**

 

ВЫСКАЖИТЕ СВОЕ МНЕНИЕ ОБ ЭТОЙ СТАТЬЕ

 


подготовка собак к соревнованиям по нормативу "Русский ринг"
Флебология, вены, варикоз - медицинский центр.
Ольгинка, санатории сочи
::