публикации

 

О Горбачёве-реформаторе

 

  

А.Б.Никольский

  


 

 

Предлагаю вниманию достопочтенной публики достаточно сумбурные (даже несмотря на то что неимоверно долго писавшиеся) размышления о Горбачёве-реформаторе. В прошлом году на Политзанятиях имели место весьма бурные дискуссии по поводу его роли в судьбах страны и мира. Тем, кто их тогда пропустил, рекомендую ознакомиться, а кто подзабыл – освежить:

http://phorum.icelord.net/read.php?f=11&i=293&t=286
http://phorum.icelord.net/read.php?f=11&i=2715&t=2639
http://phorum.icelord.net/read.php?f=11&i=2784&t=2784
http://phorum.icelord.net/read.php?f=11&i=3302&t=3302
http://phorum.icelord.net/read.php?f=11&i=9847&t=9785


1. Кризис коммунистической системы к середине 80-х годов прошлого века был очевиден практически для всех аналитиков, владевших реальной информацией.


Что же нужно было делать с системой – модернизировать или создавать новую на месте старой? Вопрос непростой и непраздный. Но исчерпывающего, всех устраивающего ответа на него нет. Можно, конечно, попытаться спрогнозировать новую историческую реальность (в духе С.Переслегина), в которой Горбачёв не отважился бы на глубокие системные изменения или в которой ему сразу бы сильно дали по рукам его соратники по Политбюро, и коммунистическая система в нашей стране продолжала бы разваливаться в более или менее вялотекущем режиме, но эти интересные размышления сильно отвлекли бы нас от анализа той реальности, в которой мы на самом деле оказались.


1.1. В глубине души Горбачёв всегда был уверен: надо строить новую систему. Возможно, в этом проявился его идеализм, о котором я ещё скажу. Безусловно, на этот выбор повлияла и некоторая переоценка им собственных возможностей. Но давайте признаем честно, что без этого свойства просто не бывает политиков, отваживающихся на реформы.


1.2. Надо признать и другое: осуществить задуманное Горбачёву (если бы он честно и прямо свои намерения огласил) коммунистическая геронтократия просто не позволила бы. Со времён Хрущёва в КПСС (а следовательно, и в СССР) было коллективное руководство. Лидер партии и государства мог оставаться таковым сколь угодно долго, но только в том случае, если своей деятельностью полностью соответствовал интересам этого самого руководства. Тогда ему позволяли удовлетворять его мелкие личные прихоти (любить хоккей и охоту, писать нетленные книги, вешать медальки на грудь и спину). Но в том случае, если лидер этим интересам соответствовать переставал, его могли отправить в почётную отставку решением коллегиального органа в полном соответствии с Уставом партии и советскими законами.


1.3. Именно поэтому Горбачёвым и была выбрана столь непоследовательная, на первый взгляд, тактика, отталкивающая тех людей, в интересах которых реформы и проводились: невообразимый словесный понос, скрывающий за многоэтажными вывесками социалистических лозунгов истинные цели реформатора, и осуществляемые полумеры, создающие видимость намерения кое-что подправить во в принципе нормально работающей системе, но реально осуществляющие лавинообразный демонтаж самой системы.


1.4. Но параллельно с получением объективно негативных последствий выбранной тактики Горбачёв методично и неуклонно выращивал положительный потенциал своих реформ, лишь частично оценённый к сегодняшнему дню.


Это гласность и реформа политической системы.


2. Прежде чем попытаться оценить эти положительные результаты горбачёвских реформ, попробуем разобраться в сущности его замысла: что же он реально хотел осуществить?


2.1. Сначала зафиксируем очевидный факт, на который почему-то мало обращают внимание при анализе политики Горбачёва: каждый следующий шаг в проводимых им реформах существенно уменьшал объём власти, принадлежащий самому Горбачёву. Иными словами, благодаря политике, проводимой Горбачёвым, власть, принадлежащая узкой группе партийных бонз и ему лично, перераспределялась в пользу других структур, в том числе в пользу структур, создаваемых по инициативе самого Горбачёва. Зададимся простым вопросом: зачем ему это было нужно? каковы его личные мотивы в проведении такой политики?


2.2. Для объяснения этого факта обычно выдвигают две основные версии мотивов такого поведения:


Версия первая: «Идиот». Горбачёв просто оказался неспособен просчитывать элементарные последствия реализации принимаемых им решений.


Версия вторая: «Шпион». Горбачёву просто хорошо заплатили за то, чтобы он поработал против России и в интересах Запада.


Обе версии, увы, не выдерживают критики.


Версия “Горбачёв – идиот” опровергается несколькими примерами блестяще проведённых им комбинаций против политических конкурентов (можно, например, вспомнить, как молниеносно были отправлены в 1987 году на пенсию несколько десятков представителей высшего эшелона партноменклатуры или как в начале 1988-го была отбита организованная Лигачёвым атака на гласность).


Версия “Горбачёв – шпион” ещё более нелепа. Геополитический ресурс страны Советов в середине 80-х годов был таков, что позволял легко конвертировать его в измеряемое любыми суммами материальное благополучие возглавляющего её лидера в течение по меньшей мере нескольких десятилетий без необходимости “продажи Родины” за рубеж. И как раз это коллективное руководство вполне позволило бы делать лидеру – лишь бы не покушался на устои.


Поэтому придётся выдвигать третью версию. Хотя, быть может, на первый взгляд она выглядит ещё нелепее, чем две предыдущие.


“Горбачёв – альтруист”. Человек, сознательно конвертировавший полученную власть в нематериальный актив – демонстрирование человечеству возможности построения принципиально иной цивилизационной модели, возможности построения общества, основанного не на всем давно привычных принципах личной и групповой выгоды и подавления конкурентов, а на принципах приоритета общечеловеческих интересов, доверия к партнёрам, построения механизмов вовлечения широких слоёв населения в дело государственного управления.


Звучит – понимаю, – конечно, утопически. Но. В силу несостоятельности других версий примем пока эту в качестве рабочей. И посмотрим, к каким выводам она нас приведёт.


2.3. Так что же затеял альтруист Горбачёв: утопию-маниловщину или прорыв к новой цивилизационной парадигме? Попробуем разобраться.


Политики, которые ставят перед собой решаемые задачи, – политики-прагматики, политики-реалисты – не изменяют мир. Они просто поддерживают его в более-менее стабильном состоянии. Изменяют мир те политики, которые ставят перед собой невозможные задачи. (Как говаривал Кристобаль Хозевич: «Мы сами знаем, что она не имеет решения. Мы хотим знать, как её решать».) При этом зачастую результат их действий оказывается сильно не соответствующим первоначальному замыслу.


Спрогнозировать в 1913 году и даже в феврале 1917-го, что власть в России возьмут и удержат Ленин и Троцкий, не мог никто.


Аналогично невозможным был в марте 1985-го прогноз, что уже через семь лет перестанут существовать КПСС и СССР.


Тем не менее и то, и другое произошло, и постфактум можно с умным видом приводить убедительные обоснования, почему всё случилось именно так, а не иначе.


Представлял ли Горбачёв, что у него на самом деле должно получиться? Разумеется, нет. Было ли в его замыслах что-то маниловское? Разумеется, да. Больше того. Я напомню ещё один факт. Горбачёв был вполне искренним, хотя и довольно наивным ленинцем. Его представление о вожде мирового пролетариата вполне соответствовало «чегемскому мифу о Ленине», сформулированному Ф.Искандером. Чегемцы в одном из его рассказов говорили о Ленине так: Тот, Кто Хотел Хорошего, Но Не Успел.


Одним из сильнейших стимулов внутренней мотивации Горбачёва было наивно-залихватское намерение таки Успеть – построить цивилизационную модель по заветам мифического Ленина.


2.4. Для реализации этого замысла Горбачёв и ввёл в практику такой экзотический (как для англо-саксонской, так и для коммунистической моделей) политический приём, как апелляция к самодеятельности масс. 


Быстрых результатов это, разумеется, дать не могло. Более того, на краткосрочном этапе чаще и нагляднее проявлялись результаты негативные. Ибо массы, непривычные к управленческой деятельности, быстро выдвинуть из своей среды представителей, соответствующих задаче, не могли.


2.5. Вторым горбачёвским принципом, категорически не вписывавшимся в сепарационную парадигму, стало доверие к партнёрам. Его книга «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира» заслуживает самого внимательного к себе отношения. Если очистить текст от изрядной доли демагогической шелухи, то останется чётко изложенная и без задней мысли сформулированная программа переустройства международных отношений в соответствии с указанным принципом.


Сам Горбачёв совершенно искренне применял этот принцип на практике. Чем немало шокировал своих западных партнёров, не привыкших к доверию, а привыкших к тотальному обману, на котором построена вся мировая дипломатия. Самый знаменитый в этом смысле эпизод – отдача забесплатно Восточной Германии. Несмотря на прошедшие 12 лет, мало кто способен оценить смысл содеянного. Хотя совершенно конкретные позитивные результаты этой акции, безусловно, налицо. Если совсем коротко – немцы не воспринимают больше (хотя на сознательном уровне ещё далеко не каждый себе в этом признаётся) Россию ни как врага, ни как соперника. А только и исключительно как партнёра, которому можно доверять. И будут так воспринимать ещё долго. Если, конечно, этому восприятию не вредить.


2.6. Горбачёву блестяще удалось выполнить важную ассенизаторскую задачу – слить старую партэлиту. Никто из догорбачёвского Политбюро уже не вернулся к реальной власти (за исключением Алиева и Шеварднадзе, которые стали национальными лидерами на отделившихся от Союза территориях). Деноменклатуризация – важнейший этап реформы, начатый Горбачёвым и остановленный Ельциным, который вернулся к старому, номенклатурному способу подбора и расстановки кадров.


2.7. Наконец, главное, по-моему мнению, зачем Горбачёв отважился на реформы, – создание политических структур нового типа.


Главная проблема, с которой он столкнулся при реализации своих замыслов, – это проблема кадровая. С самого начала он оказался в полном смысле слова во враждебном окружении, готовом кто мягко, а кто и со всей возможной жёсткостью препятствовать проведению задуманных им реформ. Второй и третий эшелоны партсовэлиты могли бы стать для него опорой и поддержкой только в случае проведения реформы по «мягкому» варианту, без демонтажа системы.


А если посмотреть глубже, то размах проблемы был даже не в отсутствии кадровой поддержки, а в отсутствии самой системы кадрового обеспечения реформ. Сформированная ещё при Сталине номенклатурная система подготовки, подбора и расстановки кадров была неспособна произвести необходимый кадровый потенциал.


Поэтому и затеял Горбачёв т.н. реформу политической системы, главное содержание которой было создать механизмы, преобразующие политическую энергию масс в производство профессиональных политиков нового типа – тех самых, которые способны будут разработать и осуществить новую цивилизационную модель.


3. Самый надёжный индикатор намерений, как известно, результаты. Перейдём, наконец, к анализу того, что у Горбачёва из всего этого получилось.


3.1. Плохое видно всем. И регулярно с каким-то даже мрачным удовольствием предъявляется в красках. Я поэтому на плохом останавливаться не буду. Желающие найдут достаточно справедливо негативного материала для ознакомления.


3.2. Из положительных результатов большинством аналитиков признаётся единственная только свобода слова. Если кто считает нужным привести положительный результат горбачёвских реформ, всегда упоминают её. Отсутствие цензуры и проч. И больше ничего. Обсуждение плюсов-минусов этого элемента информационно-политической структуры общества я также оставляю за пределами данной заметки. Тут тоже хватает аналитиков без меня.


3.3. Остановлюсь на результатах, к которым привела осуществлённая Горбачёвым реформа политической системы.


Представляется, что опыт функционирования системы представительных органов государственной власти и местного самоуправления в период 1989?1993 гг. остаётся сильно недооценённым. Я имею в виду Съезд народных депутатов СССР и Верховный Совет СССР, Съезд н.д. и Верховный Совет РСФСР (впоследствии Российской Федерации), республиканские, краевые, областные Советы н.д., районные, городские Советы. Подробный разбор того, чем являлась вся модернизированная система Советов в начале 90-х, занял бы слишком много места. Поэтому я в основном буду говорить о двухуровневой конструкции Съезд н.д. РСФСР – Верховный Совет РСФСР. Это был не протопарламент, как его рисовала тогдашняя радикальная пресса, и не квазипарламент, каким является нынешнее Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума). Это был парламент нового типа, сочетавший в себе, с одной стороны, наличие механизмов профессионального законотворчества, а с другой стороны, обеспечивавший непартийное представительство различных слоёв населения. Порядок выдвижения кандидатов и проведения голосования позволял широко вовлекать в избирательную кампанию (а значит, и в формирование парламента) буквально всех, кто дал себе труда этим заинтересоваться. И на пике избирательной активности советского населения (1989-1991) пресловутая самодеятельность масс самым непосредственным образом влияла на формирование системы государственной власти. (Это уже потом, когда вокруг возглавившего исполнительную власть Ельцина начали группироваться будущие олигархи, внедряя в избирательный процесс то, что мы сейчас называем «избирательными технологиями», и «модернизируя» российскую политическую систему в направлении англо-саксонской модели образца XVIII?XIX веков, самодеятельность масс быстро притухла и вскоре сошла на нет, после чего избирательный процесс стал достоянием PR-профессионалов.)


Аналогичные органы сформировались (или находились в стадии формирования к моменту их разгона Ельциным осенью 93-го) на всех уровнях публичной власти – от краёв и областей до городов и сельских поселений.


Вопрос эффективной работы выстроенной системы был только вопросом времени.


Модернизированная советская система обнаружила мощнейший ресурс самоструктурирования, кадрового самообеспечения и ответственного функционирования. Понятно, что в составах Советов всех уровней собралось огромное число самых разных людей, в том числе и вовсе не настроенных на конструктивную работу в проведении реформ и построении эффективной системы государственного управления. В Советы оказалось избрано множество циников-карьеристов (впоследствии нашедших своё место в номенклатурно-олигархической ельцинской системе), старых кадров, не готовых к работе в новых условиях, проходимцев да и просто случайных людей.


Тем не менее новые структуры смогли выработать механизмы выдвижения новых кадров и передачи им полномочий по принятию ответственных решений.


И это – один из наиболее значимых результатов горбачёвских реформ.


4. Что же случилось дальше? И что мы имеем теперь?


4.1. Пройти по узкому проходу между сжимающимися скалами Горбачёву не удалось. Сумев увернуться от Сциллы коммунистического реванша, он налетел на Харибду реванша номенклатурного, реванша, осуществлённого частью среднего звена партийно-комсомольской номенклатуры, вовремя почувствовавшей опасность, удачно выдвинувшей понятного народу лидера – Ельцина – и преобразовавшейся после своей победы в 93-м во всем известных теперь олигархов.


4.2. Неизбежным и закономерным итогом нашей «бархатной» революции стал и тот факт, что циники победили идеалистов. Так заканчивались все революции за время сепарационной стадии развития цивилизации. Идейными зачинщиками и движущей силой преобразований часто бывали люди, отваживавшиеся предложить обществу новую цивилизационную модель. Однако власть в конце концов всегда прихватывали самые жёсткие циники-«реалисты». Лицом, т.е. наиболее характерным, типологизирующим представителем такого рода людей в нашей революции явился Анатолий Борисович Чубайс.


4.3. Апофезом борьбы за власть, борьбы за предельно радикальную ревизию всех наиболее конструктивных горбачёвских преобразований (которые весьма успешно саморазвивались в системе Советов и после ухода в отставку самого Горбачёва) стал 1993 год, в конце которого сгруппировавшаяся вокруг исполнительной власти новая олигархическая номенклатура пошла на открытый вооружённый захват власти, разгон всех представительных органов и отмену действующего конституционного законодательства.


4.4. Закономерным исходом нашего «термидора» стали стремительный развал всей системы представительных органов государственной власти и местного самоуправления (бывшая реальным прообразом новых цивилизационных управляющих структур и не просуществовавшая и четырёх лет) и формирование жёстких, привычных структур «по Чубайсу» в сфере исполнительной власти и экономики.


Чуть позднее к этим структурам был приделан декоративный антураж в виде федерального квазипарламента, а также в виде региональных квазипарламентов и органов местного квазисамоуправления.


Таким образом, попытка построения новой цивилизационной модели была пресечена и развитие нашей страны вернулось в сепарационное русло.


4.5. С августовским дефолтом 98 года и уходом Ельцина в 99-м закончилась наша «бархатная» революция. Путину досталось весьма тяжкое наследие. Причём, как это ни парадоксально, в момент прихода к власти он в значительной степени оказался в позиции Горбачёва: кризис системы налицо, надо что-то менять и даже не что-то, а весьма многое, при этом если идти на слишком крутые изменения, можно вместо выхода из революции сорваться в ещё одну, следующую. А ещё одного лавинообразного демонтажа управляющих структур страна может попросту не выдержать.


4.6. Тем не менее задачи текущего момента объективно те же, что и при приходе к власти Горбачёва. А с учётом последних действий последней сверхдержавы даже на порядок более сложные. Необходимость выведения не только нашей страны, но и всей цивилизации на новую парадигму развития, диалектически отрицающую сепарационный период её истории, назрела в полной мере.


И горбачёвская попытка интуитивного прорыва к новой цивилизационной модели не должна отвергаться с порога, а должна быть тщательно и беспристрастно изучена, творчески переосмыслена и развита и реализована на практике с учётом изменившихся условий и горького опыта нашей последней революции.

 


 

Примечание: На сайте Проекта "Цивилизация" Вы также можете ознакомиться с книгой М.С.Горбачёва "Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира" (1988).

 

 

 

 

обсудить статью

 


http://videotube18.com/cumshot/