5. Заключение с гипотезами и разоблачениями

В то время, как наша современная наука международна
и едина, как едина всякая истина,   религиозные учения
национальны  и разнообразны,  как и все заблуждения.
Действительно, попасть в цель можно только стреляя
по одному направлению, а промахнуться по многим.
Н.А. Морозов "АЗИАТСКИЕ ХРИСТЫ" )

Эта глава не будет содержать математических формул и вычислений. Она построена на исторических данных, и имеет целью согласовать эти данные со здравым смыслом и наукой, изложенной в предыдущих главах. Короче, – текущая глава гуманитарная, поэтому она очень длинна, и мы заранее просим извинения у читателя за этот недостаток. Надеемся, что наши идеи не затеряются в наших словах.

    Каковы же выводы из приведённых выше расчётов и наблюдений? Мы убедились, что сведения о мальтийском ордене в 16-ом веке ещё очень скудны, а уже в 19-ом весьма подробны и противоречивы. Таким образом, можно заключить, что исследованная выше хронологическая информация возникла в этот период. И в этом случае можно гипотетически реконструировать её происхождение.

    В 1624 году умер антверпенский иезуит Росвейд, оставивший после себя много необработанного материала агиографического характера. Для приведения в порядок оставшегося наследия орден иезуитов назначил комиссию из своих членов в составе Болланда (1596-1665), Геншена (1600-1680) и позднее – Папеброха (1628-1714). Группа учёных-иезуитов, занявшихся редакцией старых сведений по истории Церкви и поиском новых получила название "болландистов". Первая часть их труда вышла в 1643 году, но их работа не окончена по сегодняшний день – периодический орган Analecta Bollandiana продолжает публиковать новые материалы, болландисты выпускают новые тома, исправляют старые, публикуют новонайденные манускрипты. Некоторые подробности можно найти в Энциклопедии ( [14, т.I, стр. 293-294] ) – в статье "Болландисты", а так же в Интернете, по названию их журнала.

    О характере работы болландистов можно узнать на примере отредактированной ими истории ордена кармелитов. Какие жестокие историографические баталии велись в 17 веке!– ход закулисной борьбы за приоритеты вокруг папского трона пока ещё можно отследить в доступных публикациях:

"Резкое разногласие Папеброха с ведущими начало своего ордена от пророка Ильи кармелитами привело его к долгой полемике с ними ..." ( [14, т.I, стр. 293] )

"Кармелиты, монашеский орден, основан в 12 в. калабрийцем Бертольдом, создавшим на горе Кармель (в Палестине), где, по преданию, жил пророк Илия, скит отшельников ...

"... [кармелиты] в 1248 г. переселились на Кипр, откуда перебрались в Сицилию и основали ряд "пустынь" во Франции и Англии..."

"В соперничестве с францисканцами и доминиканцами К. опирались на легенды, которыми они окружали начало своего ордена, возводимого ими к самому Илии, и на особое покровительство Девы Марии, дарованное будто бы их ордену. Чудесную силу приписывали носимому ими скапуляру - двум полоскам серой материи, надеваемым на грудь и спину,- образец которого, по их словам, сама Богоматерь передала их приору Симону Стоку (ум. в 1265). Это было подтверждено буллой папы Иоанна XXII от 1320 ..."

"В 14-15 вв. орден утратил свою прежнюю строгость жизни и популярность..."

"Противникам, преимущественно болландисту Папеброху, удалось доказать фантастичность и необоснованность легенд о происхождении ордена, но спор был прекращён папским бреве 1698 г., запретившим дальнейшее обсуждение темы." (Карсавин Монашество в средние века,– СПб, 1912) ( [14, т.I, стр. 687] )

Видимо, непросто сейчас обнаружить подробности этих споров, выяснить аргументы сторон. Надо заметить, что претензии кармелитов на близость пророку Илье (жившему, якобы, в 9 в. до н.э.) и Богоматери кажутся нелепыми лишь в традиционной хронологии, созданной богословами 16 и 17 веков. А в научной хронологии Н.А. Морозова и А.Т. Фоменко эти странности исчезают. Пророк Илья, согласно династическим параллелизмам Н.А. Морозова, есть дубликат Иисуса Христа (из, якобы, 1 в. н.э.) и Василия Великого (из, якобы, 4 в. н.э.); согласно вычислениям А.Т. Фоменко, нашедшего следующие параллелизмы, мы имеем ещё одного дубликата Ильи-пророка в лице Григория VII Гильдебранда, который в свою очередь, сам является фантомным персонажем, переселённым под чужим именем в 11 век из правильного 15-го (см. http://www.newchrono.ru/frame1/Publ/astchr_2.htm), когда и происходили библейско-евангельские события.

    Эта реконструкция подтверждается свидетельствами следующего 16-го века. Посмотрим, к примеру, на фрагмент картины Питера Брейгеля Старшего "Несение креста" (1563–1564). Здесь (см. Рис. 11 ниже) изображены два разбойника, которых, согласно Евангелиям, распяли рядом с Иисусом. Их везут на телеге, и рядом с каждым разбойником сидит монах. Благоразумный разбойник, сидящий позади, держит в связанных руках крест, он прислушивается к монаху в серой рясе, которую носили францисканцы, – на лице разбойника выражается доверие к его словам. Неблагоразумный разбойник, сидящий впереди, – в отчаянье, со святым отцом в чёрной доминиканской рясе не общается. Брейгель весьма реалистично отразил психологическое содержание евангельского рассказа. Характерен фрагмент несения креста Иисусом (чтобы посмотреть картину целиком, щелкните на фрагменте с монахами) – ему помогают несколько крепких мужичков (двое из них попали на левый край Рис. 11 – фигуры в белых майках). Брейгель понимает, что измученный бессонницей и пытками человек был бы не в состоянии протащить на себе ни крест, ни его перекладину, как это представляют современные иллюстраторы Евангелия. Но при этом Брейгеля не смущает факт присутствия рядом с Иисусом монахов с христианской символикой.

Щёлкните по фрагменту, чтобы увидеть картину целиком, 217 Kb.
Рис. 11. Монахи при распятии Иисуса Христа (96 Kb)

Другие примеры нам предоставил Лука Кранах Старший (1472–1553). Его гравюры взяты из книги ( [15] ),– на Рис. 12, слева мы видим Каиафу в монашеской рясе и епископской митре, украшенной полумесяцем, – характерно украшение храма, на пороге которого Каиафа раздирает свой карман, – Кранах иллюстрирует Евангелие от Марка, 14:61–64:

  1. Онъ же молчаше и ничтоже отвечаваше. Паки архiерей вопроси его и глагола ему: ты ли еси хрстосъ, снъ блгсвеннаго;
  2. Iисъ же рече: азъ есмь: и оузрите сна члвеческаго о десную седяща силы и грядуща со облаки небесными.
  3. Архiерей же растерзавъ ризы своя, глагола: что еще требуемъ свидетелей;
  4. слышасте хулу: что вамъ мнится; Они же вси осудиша его быти повинна смерти.

Справа на рис. 12 мы видим казнь апостола Матфея. Не совсем ясно – имеется ли в виду евангелист Левий Матфей или апостол Матфий, избранный на место Иуды Искариота, – оба эти Матвеи, согласно преданиям, были казнены путём усекновения головы, но Кранах изображает не меч или алебарду, как принято рисовать с недавнего времени, а механическое устройство под названием "маннайя". В ( [16, кн. 2, т. 4, гл. Х] ), по некоторым свидетельствам написанной О. Бальзаком, утверждается, что этот прибор употреблялся в Италии и Женеве, а доктор Гильотен заимствовал своё изобретение с изображений Луки Кранаха, Пентца Альдеградера и Ахила Бончи.


Рис. 12. Евангельские сюжеты у Луки Кранаха
Христос у архиерея Каиафы, 31 Kb. Усекновение главы ап. Матфея, 47 Kb.

На обоих гравюрах вверху изображены два геральдических щита, принадлежащих самому Луке Кранаху, – они изображаются и на других картинах, приписываемых этому плодовитому художнику. Есть у него ещё один герб, присутствующий на многих картинах (см. Рис. 13 в правом нижнем углу):


Рис. 13. Ветхозаветный сюжет у Луки Кранаха
Давид и Авигея, 46 Kb.

Очевидно, что Кранах и не подозревал о том, что Давид жил за два с половиной тысячелетия до его собственного времени, и что впоследствии решат:

Давид – царь Иудеи и Израиля ок. 1004–965 до н.э.. Значение имени Д. окончательно не выяснено. Спорным кажется средневавилонское "давидум" ("вождь добровольцев"), более вероятно еврейское "возлюбленный". Возможно, Д. есть лишь перенятое от предшественника (Саула) тронное имя. ... ( [17, стр. 118] )

Для Кранаха Давид – его недавний предшественник, закованный в латы и украшенный страусиными перьями. Авигея сняла перчатки и предлагает ему напиться из фляжки. Так проиллюстрировано следующее место из Первой Книги Царств 25: 23–24 (если в 16 веке оно не звучало более куртуазно):

  1. И оувиде авигеа давiда, и потщася и скочи со осляте, и паде пред давiдомъ на лице свое, и поклонися ему до земли,
  2. и паде на ноги его и рече: во мне, господине мой, неправда моя: да глаголет нне раба твоя во оуши твои, и послушай словесъ рабы твоея:

Неслучайно, что по традиционной богословско-исторической версии, как раз накануне 15 века кармелитский "орден утратил свою прежнюю строгость жизни и популярность", и переводя этот эвфемизм на ясный человеческий язык, мы понимаем, что кармелитов в это время ещё невозможно обнаружить в общественной жизни. По-видимому, начало организованного монашества необходимо как-то связывать с Иоанном Предтечей, жившим и погибшем накануне Евангельских событий около начала 15 века. Наверное, именно его учение было осуждено на Констанцском соборе 1414-1418 годов, позднее обозначенное как ересь Джона Уиклифа и Яна Гуса, чтобы сокрыть соучастие церкви в богоубийстве и преследовании христиан. Борьба жрецов против Иисуса и его последователей была задним числом выдана за мифические Альбигойские войны, преследования колдунов и еретиков, крестовые походы. Титаническую личность Иисуса Христа раздробили на множество фантомов, из которых ему оставили лишь бесплотную роль проповедника и чудотворца на краю безжизненной пустыни. Выяснению истинного места Иисуса Христа в истории человечества отчасти посвящено исследование Н.А. Морозова "Христос. История человеческой культуры в естественно-научном освещении" ( [18] ), которое является фундаментом научной хронологии. Морозов делает вывод:

Действительно, выходит совсем так, как будто миф о Христе имел своим первоисточником жизнь и деятельность царя-философа, любознательного путешественника Юлиана, прозванного средневековыми теологами (по иронии судьбы за их ненависть к свободной мысли) вместо основателя христианского богослужения – "отступником от истинной веры". И этот же Клавдий Юлиан отразился, как я уже говорил, в мифах и о Клавдии Птолемее, и о Великом Царе-Заступнике, и о персидском Кире Младшем, и о индусском Кришне, и о тибетском Буде, и о библейском пророке Илии Громовержце, и о Великом Царе-Мессии (Рамзесе Великом), и даже может быть и о нашем богатыре – Илье Муромце, не говоря уже о бесчисленности других мифических героев и полубогов... ( [18, том VII, стр. 155-156] )

Как это нередко бывает (вспомните историю гуситских войн или недавнее разрушение Советского Союза), гонители, предчувствуя победу новой идеологии, перебежали в лагерь гонимых и совместно с нажившимися на переделе власти и имущества реформаторами избавились от непримиримой оппозиции в обоих лагерях, поделив их славу ко взаимному удовлетворению. У господствовавшей церкви, конформистов-реформаторов и их наследников была серьёзная причина для хронологического искажения Священной истории в сторону удревнения библейских событий, а именно, – сокрытие своей истинной роли в произошедшей смуте. Клерикальный контроль над наукой и образованием в университетах позволил за короткое время создать историческую версию, в общих чертах удовлетворяющую людей средневеково-догматического склада ума. Надо учесть, что над внутренним согласованием её работали крупнейшие учёные своего времени, как из католического, так и из реформаторского лагеря. Их работу облегчало то простое обстоятельство, что до начала книгопечатания в середине 15 века не существовало никакой развитой книжности и даже грамотности. Искажённую историю начали писать с чистого листа, и от начального этапа этого процесса нам остались не до конца отредактированные впоследствии противоречивые исторические сочинения 16 века. Многие из них носят следы позднейшей обработки и фальсификации. Остальные замалчиваются и дискредитируются традиционными историками, унаследовавших свою донаучную методологию у средневековых схоластов. Каббалистические приёмы творчества составителей первейших хронологических шкал вскрыты современными естественно-научными методами, в первую очередь Морозовым Н.А. и Фоменко А.Т. (см. также последовательное развитие их идей в статье Астрономические причины хронологических сдвигов), а осмысленный гуманитарный подход в изучении той же проблемы изложен в книге ( [19] ).

    Нам не известны подлинные детали соглашений, объединивших реформаторов и ретроградов, но фактом является то, что в фундамент Священной истории заложены работы протестантов Лютера, Меланхтона, Скалигера, хронологические идеи которых скрыты под историографической штукатуркой позднейших эпигонов и фальсификаторов из католического лагеря.

    Пример с кармелитами может показаться не относящимся к делу мальтийцев, если бы не тот же набор действующих лиц в их истории. Оказывается, – иезуиты, возникшие во второй половине 16 века, сразу же берут мальтийцев под свой контроль:

"Высшей точки слава Мальтийского ордена достигла при великом магистре Ла-Валетте, когда в 1565 орден выдержал четырёхмесячную осаду Мальты сильной турецкой армией и принудил её к отступлению. С этого времени начинается упадок ордена. Дисциплина слабеет, возникают ссоры между рыцарями разных национальностей, великий магистр теряет свой авторитет, положение низших классов населения ухудшается. Во внутренние дела ордена вмешивается инквизиция, и приобретают большое влияние иезуиты, вызывающие против себя сильное озлобление. Правда, военные успехи ордена продолжаются ..." ( [14, т.II, стр. 79] )

Происхождение ордена госпитальеров напрямую связывается с именем Иоанна, при тесной привязке к Иерусалиму. Что должно бы указывать именно на Иоанна Крестителя (как многие и думают). Но современные церковные историки, введённые в заблуждение фальсификацией иезуитов, считают подобные суждения беспочвенными. Поэтому они производят иерусалимских рыцарей-госпитальеров св. Иоанна, не от Иоанна Крестителя, а от александрийского патриарха Иоанна Милостивого:

Иоанниты, госпитальеры, орден рыцарей-монахов. Предшественником центрального учреждения И.– госпиталя св. Иоанна Милостивого – были странноприимные дома, основанные в Палестине папой Григорием Великим, а затем госпиталь Св. Марии Латинской, основанный Карлом Великим "для всех христиан, говорящих по-романски". Между 1070-1080, когда Палестина подверглась нашествиям сельджуков, купец из Амальфи, Панталеоне Мауро, создал в Антиохии и Иерусалиме приюты для своих соотечественников. Они утратили свой узко национальный характер, когда крестоносцы овладели Палестиной. Рядом с госпиталем Мауро впоследствии вырос поглотывший его вскоре госпиталь св. Иоанна Милостивого. Мы знаем только имя его основателя – Герард, и нам неизвестны первые шаги учреждения. Булла Пасхалия II (1099-1118) изображает его в действии ... ( [14, т.I, стр. 632] )

Иоанн Милостивый, партиарх Александрийский (610-619). Сын сановника на острове Кипр; потеряв жену и детей, предался аскетической жизни и заботам о бедных и, хотя не был ни монахом, ни клириком, был избран, по желанию народа, на патриарший престол. Сделавшись патриархом, он прежде всего сосчитал всех нищих в Александрии и роздал им всё своё имущество; затем посылал щедрую милостыню к Гробу Господню, давал у себя приют и помощь всякого рода бедствующим, выкупал пленных. Когда персы, вторгшись в Египет, угрожали Александрии и жители её стали разбегаться, И. отправился в Константинополь ходатайствовать о немедленной присылке войска для защиты города, но на пути, остановившись в своём родном городе Амафунте, скончался. Церковь причислила его к лику святых (память 12 ноября). У Симеона Метафраста рассказывается о чудесах, совершавшихся после его кончины при его мощах. См. Acta SS., сентябрь. Критическое издание превосходного жития его, ценного источника для истории 7 в., дал H. Gelzer Leontios von Neapolis Leben des hl. Johannes des Barmherzigen Erzbischofs von Alexandrien, Freiburg in Breisgau u. Lpz., 1893. Перевод этого жития имеется в Макарьевских Четьих-Минеях. ( [14, т.I, стр. 616] )

Следы литературной обработки истории Мальтийского Ордена видны уже в описании их административной структуры:

Во второй половине 12 в. орден представляет собой настоящую державу с суверенным главою ( с 1267 он носит титул великого магистра), избираемым общим собранием ордена, но пользующимся огромной властью над членами. Особенно властное положение орден занимал в Антиохии: перемирия, заключённые здесь его магистром, были обязательны для всего княжества. Лишь постепенно создалась внутренняя организация ордена: деление его на 8 nationes (или linguae), из которых каждая выбирала своего окружного главу и поставляла кандидата на одну из почётных должностей ордена: Прованс – великого командора (заведующего финансами), Овернь – великого маршала, Франция (сев. Франция) – госпитальера (заведующего благотворительными учреждениями, Италия – адмирала, Арагон – великого консерватора (внутреннее управление), Англия – туркопильера (начальника кавалерии), Германия – великого бальи (начальника крепостного дела), Кастилия – великого канцлера (внешние сношения). "Нации" делились на великие приораты, приораты и бальяжи. ( [14, т.I, стр. 632-633] )

Очевидно, что такая интернациональная утопия могла существовать только на бумаге. Авторы этой концепции критически позаимствовали её вид у современного им папства, которое от смерти голландца Адриана IV в 1523 г. и до избрания в 1978 г. поляка Иоанна Павла II управлялось одними итальянцами.

    Очень интересной проблемой является выяснение истинной роли орденов в событиях 15-16 веков, то есть, фактически в событиях библейских. Выше мы высказали гипотезу о том, что образование орденов надо связывать с Иоанном Крестителем, но тут же возникает вопрос - под каким именем он известен в традиционной истории 15-16 вв.? Имена Джона Уиклифа и Яна Гуса уже прозвучали, Ян Жижка стоит рядом, но также надо присмотреться и к Жанне д'Арк с её маршалом Жилем де Ре, который вполне может оказаться прототипом Иисуса Навина и Жака де Моле.

    Другой деятель евангельской истории явно проявился в 15 веке. Это кардинал и папа Иоанн XXIII по имени Балтазар Косса. Его свержение на Констанцском соборе в 1415 г. имело в качестве повода то, что он по-молодости был морским пиратом, а значит – разбойником и злодеем, как прямо указано в ( [14, т.II, стр. 289] ). Мы имеем тут некоторый грамматический фокус-покус, поскольку пират, по определению, не может быть сухопутным или речным (а воздушные пираты появились гораздо позднее). Как занятие, речное пиратство вполне представимо, но попытайтесь признести словосочестание "речной пират",– и вы сразу поймёте его абсурдность. На Руси речные пираты назывались разбойниками и ничем не отличались от разбойников на больших дорогах, поскольку реки – это те же дороги. А разбойным промыслом на водах занимались казаки, что опять возвращает нас к Балтазару Козе, "Казаку". Так зачем же из книги в книгу переходит шаблонное "морское пиратство" Балтазара Коссы, если пиратство, по определению, – морское занятие? Ответ очень прост. Дело тут в том, что на греческом (и аналогично на латинском) "морской пират" – это ПONTIOΣ ПЕIPATHΣ, то есть, Понтий Пират. С другой стороны Понтий (морской) синонимично греческому же ПЕΛАГIOΣ, а Пелагий Пират производит Пилата (латинское pilatus означает "вооружённого дротиками" и происходит от греческого πελτη – - щит или копьё) из одного созвучия или картавости произношения. С другой стороны, Балтазар Косса был деятелем Пизанского собора 1409 г., избравшем предшественника Иоанна XXIII – Александра V, в миру Петра Филарга, а латинское слово pisa (пестик) является синонимом латинского же pilum, что снова возвращает нас к Понтию Пилату, а может быть и к апостолу Петру.

    Интересно отметить, что Жан Боден в ( [8, гл. Х, стр. 330] ) рекомендует к прочтению книгу Плотина "Жизнеописание римского папы Петра VII". А теперь возьмите список римских пап и найдите там, если не семь Петров, то хотя бы двух. Что лишний раз иллюстрирует нам существенное исправление истории папства,– изъяты по меньшей мере семь Петров!– со времени Бодена (считается, что он написал свою книгу в 1566 г., но русский перевод сделан с издания 1572 г.).

    Задумываясь над историей орденов, мы не можем избежать переосмысления самой цели их создания, а по традиционной версии в качестве такой цели предлагаются крестовые походы. Направлены они были, якобы, против сарацинов-мусульман для "освобождения Гроба Господня", о чём европейские христиане почему-то обеспокоились только через тысячелетие после употребления этого Гроба, да и то на короткое время. Зачем бы, казалось, с таким трудом и расходами освобождать гроб, который, согласно Евангелиям, Господь покинул на третьи сутки и более в него не возвращался? А ведь основные христианские реликвии, по той же традиционной историческо-богословской версии, как то – крест, гвозди, слёзы Иисуса, многочисленные головы Иоанна Крестителя, с византийских времён содержались в храмах Европы. По нашей же версии сами Евангельские события происходят в 15 веке н.э., и таким образом на арене противостояния христиан и мусульман должны находиться и римляне с евреями. И наша реконструкция расстановки сил довольно прозрачна: римляне – это имперцы или римская курия, евреи – это стороннники дореформенной церкви (Морозов называет их ааронцами или арианами), возможно, авиньёнцы. Но, очевидно, уния с реформаторами проникла не во все уголки церковного мира, поначалу оттого, что у новой структуры не доставало сил и власти привести всех под свою опёку. И вот в конце 15 века на исторической арене появляются евреи (иудеи) в современном смысле этого слова,– в качестве испанских изгнанников, среди которых были даже королевские сородичи. Иудеями в современном смысле они становятся только после того, как в 16 веке их идеология стала приобретать явное антихристианское направление, то есть с написанием Шултан Аруха и Талмуда и со времени полного разрыва с христианством. Но ещё в середине 16 века эти книги, видимо, не были достаточно распространены и признаны (как они не приняты до сих пор у караимов). Поэтому мы обнаруживаем на общественной арене Европы множество евреев, принимающих активное участие в научной, религиозной и политической жизни Европы. Наиболее известным из них является Мишель Нострадамус, сама фамилия которого – "Богоматерьский" должна свидетельствовать об очень интересном явлении. Упоминаемый и цитируемый выше Жан Боден, согласно исследованиям французских историков был евреем. Евреями были Доминик Гусман и Тарквемада. Самый, на наш взгляд, примечательный пример мы получаем при рассмотрении истории "Ордена Иисуса". Вторым, после Игнатия Лойолы ( † 1556), генералом иезуитов, согласно официальной их истории, был испанский еврей Яков Лайнес (с 1558 по 1565 гг.) – выдающийся дипломат и богослов, выполнявший очень трудные поручения папского престола в Европе. По-видимому, Лайнес был первым настоящим генералом иезуитов, а романтика и визионера Лойолу, трижды привлекаемого к суду инквизиции и даже битого за ересь кнутом, привязали к истории иезуитов задним числом, чтобы не стояло село без праведника.

    Очевидно, что окончательное размежевание иудаизма с христианством не произошло и до сих пор. В самом иудаизме, как в современных религиях, постоянно происходят сектообразования, появляются мессии, иудеи крестятся, потом проповедуют христианам, а христиане пытаются почерпнуть у евреев какие-то позабытые астрологические и каббалистические откровения (между прочим, канон "еврейской" Каббалы состоит из трёх книг, третья из которых – "Откровение Иоанна Богослова"!). Напрашивается аналогия со отношениями недавно разведённых супругов, не подобравших себе новую пару. Любопытно то, что следы "крестианства" у иудеев видны невооружённым взглядом. Вот в популярной книжке ( [20, стр. 73] ) изображается "напольная мозаика древней синагоги в Хамате" – помимо стандартного семисвечника в правом дальнем от входа углу, в центре мы видим Зодиакальный круг с надписями на иврите, в центре этого круга не очень аккуратно спрятана камушками фигура человека с нимбом вокруг головы. На пороге изображены таблички с надписями греческим алфавитом. Слова похожи на искажённые греческие или латинские, например:

MAЗIMOΣ|EYXOME|NOΣEПOI|HΣEN... ABOYΛE|MOΣEYXO|MENOΣEП|OIHΣEN...

В левом ближнем углу от входа в "древнюю синагогу" выложен мозаичный крестик с четырьмя лапками-сердечками. Было бы очень полезно, если бы наши друзья в Израиле более подробно посмотрели указанную мозаику и прочитали бы всё там написанное. Наверняка – это не единственный памятник такого рода. Затронутая вскользь тема исторического еврейства заслуживает отдельного исследования, поэтому мы не приводим тут иллюстраций, которых можно предъявить вагон и маленькую тележку. Но, всё-таки, перед тем как окончательно вернуться к теме мальтийских рыцарей, почитайте небольшие цитаты:

В основных чертах культура евреев Эфиопии похожа на культуру окружавшего их нееврейского населения. Главные отличия от последней вызваны, с одной стороны, необходимостью соблюдать определённые религиозные установления, такие как кашрут (еврейские правила питания), шаббат, еврейские праздники и т.д. Сказываются различия и в роде традиционных занятий евреев и неевреев. Эти различия возникают в результате отношения к евреям как к низшей расе, в частности в результате запретов заниматься некоторыми профессиями.
   Как и большинство населения Эфиопии, евреи в основном жили в деревнях. Кроме деревень со смешанным населением, были деревни, где жили только евреи. Такие деревни можно было легко узнать по характерным постройкам, обязательным для еврейской деревни. К ним относятся: молитвенный дом (масгид), специальное помещение, где женщины проводили семь дней после месячного цикла, 40 дней после рождения мальчика и 80 дней после рождения девочки, и помещение, где отмечали такие торжества, как, например, свадьба. ( [21, стр. 73-74] )

В жилом доме, кроме вышивки, единственным цветовым пятном были корзины. Плетением корзин занимались женщины. Продолжают они заниматься этим ремеслом и в Израиле. ... С некоторых пор в узорах вышивок и корзин стали появляться мотивы Щита Давида и меноры (семисвечника). ( [21, стр. 78] )

Часто встречалась домашняя утварь из тыквы. Сначала тыкву очищали от мякоти и вытравливали запах. Затем в неё наливали воду, закапывали на определённое время в землю, снова выкапывали, выливали воду и чистили. Это был трудоёмкий длительный процесс. В последнее время изделия из тыквы украшались, кроме традиционных мотивов, изображением Щита Давида, семисвечника и надписями на иврите. ( [21, стр. 80] )

Кузнечное дело тоже относилось к профессиям, которыми занимались исключительно евреи; оно передавалось от отца к сыну. Хотя кузнец должен обладать большим умением и значение этого ремесла для сельского хозяйства трудно переоценить, профессия кузнеца была одной из самых презираемых. ( [21, стр. 80] )

Кузница была защищена от непогоды только крышей; покупать товары приходили прямо в кузницу. Так как это ремесло требует большой физической силы, занимались им в основном молодые мужчины, которым оно приносило хороший доход. В деревне обычно было мало кузнецов, они обслуживали и те районы, где вообще не было кузнецов. Поэтому часто целыми месяцами кузнецы работали в отдалённых деревнях; жители этих деревень оплачивали расходы по их переездам и содержанию. ( [21, стр. 81] )

Лишь сравнительно недавно мотив креста в вышивках и других видах искусства стал вытесняться Щитом Давида и семисвечником – исконно еврейскими элементами. Правда, наряду с ними можно по-прежнему встретить традиционный декоративный крест, однако там, где еврейское население узнавало значение креста в христианской символике, он исчезал из употребления. ( [21, стр. 84] )

На странице 88 этого журнала приводятся фотографии национальных узоров эфиопских евреев. Например, подол женщины-репатриантки в национальном костюме украшен несколькими крестами, среди которых можно увидеть четырёхконечные ("пизанский" и "мальтийский"), восьмиконечный, похожий на перевёрнутый "папский". Из приведённых отрывков мы можем сделать несколько выводов. Во-первых, крест являлся традиционным национальным символом евреев, до тех пор пока из газет они не узнали о других своих "исконных элементах", придуманных в 19-ом веке. Что сближает их с "древними" египтянами и современными цыганами и объясняет многие странности традиционной исторической версии в отношении "крестовой" символики якобы нехристианских обществ. Во-вторых, как-то ослабевает недавняя гипотеза о том, что евреи – это банкиры Империи. С тем же основанием можно предположить, что они – шудры Империи или её кузнецы. Но в общем-то, может оказаться, что отгадка здесь куда более простая, и надеемся, что из наших слов можно понять – что мы имеем в виду. Вспомним теперь о наших рыцарях.

    Теперь уже никто не удивится, что история Мальтийского ордена сближается с библейской (за это надо поблагодарить невнимательных редакторов их эпоса): ВМ №27 Дьедонне де Гозон, убивший дракона, фонетически очень напоминает Давида Псалмопевца (Дауда Хазана), убившего Голиафа (то есть, голема = великана, а возможно "голиаф" означает только "голову", с которой принято изображать Давида, тогда и имя "Давид" – только искажение "дьедонне", то есть, "данного Богом", Богдана). По замеченной выше "периодичности" (см. Рис. 2, гл. 3 ), время де Гозона поднимается в 15–16 века, когда в искусстве Европы наблюдается интерес к сюжету ``Давид и Голиаф''. Или же подвиги де Гозона – позднейший пересказ библейского сюжета. Кстати, очень примечательными являются ``Давиды'' Верроккио (1435–1488) и Донателло (1386–1466) – у них Голиаф имеет славянские черты лица, что может иметь некоторый смысл:


Рис. 13. Голова Голиафа у Вероккио и Донателло
Голиаф Вероккио, 8.2 Kb. Голиаф Донателло, 7 Kb.

Надо понимать, что хронологи 17 века в своей работе очень мало заботились о научной стороне своих исследований, в современном понимании этого процесса, даже если они не были замешаны в подлоге. Легко догадаться как и почему они сделали свои ошибки. Основной их проблемой было (и остаётся у их наследников сегодня) по возможности непротиворечивое согласование всех авторитетных мнений о Священной истории, её увязка с версией истории светской, утверждённой папским престолом. Имея в своём распоряжении исчисленную церковными схоластами дату образования ордена (11 век), а также отрывочные сведения о географических приключениях подопечных (возможно, на разных языках и разными словами излагающих одни и те же события) и некоторые ошибочные хронологические привязки в виде крестоносных войн, падения Константинополя, Родоса и Великой Осады Мальты, богословы–хронологи, скорее всего, просто дублировали один из фрагментов достоверной истории ордена "от прихода до ухода откуда-то и куда-то", опираясь при этом на неведомые ныне нумерологические соображения. Отдельные части, относящиеся к мифологической древности, они построили на 7-ричном "недельном" цикле (см. Рис. 10, гл. 4 ). Морозов показал, что на подобный цикл опираются династии египетских фараонов и родословие Иисуса Христа. Cо значительной долей уверенности мы можем считать, что орден госпитальеров не существовал ранее 14-го века, а скорее всего и ранее 15-го, и то же можно сказать о всех прочих орденах.



Смотреть предыдущую главу
Гл. 4
конец пятой главы Читать следующую главу
Гл. 6

перевозка офиса, услуги грузчиков
линейная алгебра, геометрия on-line
перевозка офисов, грузоперевозки Газель

всесезонные шины barum, зимние шины - 6koles.ru ::